Решения арбитражных судов по налоговым спорам

Главное в статье: "Решения арбитражных судов по налоговым спорам" с выводами и комментариями специалистов. Если требуется уточнение какого-то вопроса или актуализация данных на 2020 год, то обращайтесь к дежурному консультанту.

Судебная практика по налоговым спорам с участием ИП

1. Декларировать расходы на улучшение реализуемого имущества необходимо заранее

Индивидуальный предприниматель, который своевременно не внес в налоговые декларации за соответствующие налоговые периоды расходы на модернизацию техники, которая была им реализована с целью получения прибыли, не имеет права на уменьшение налогооблагаемого дохода, полученного от этой сделки. Кроме того, он обязан уплатить НДФЛ в полном объеме. С такой позицией ФНС согласился Арбитражный суд Западно-Сибирского округа.

Суть спора

Индивидуальный предприниматель реализовал принадлежащие ему автомобили и уплатил НДФЛ с дохода от их реализации. ФНС провела выездную налоговую проверку ИП по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты всех налогов и сборов. По итогам выездной налоговой проверки было принято решение о привлечении ИП к налоговой ответственности за совершение налоговых правонарушений. По мнению ФНС предприниматель необоснованно занизил доход от реализации автомобилей, а значит уплатил НДФЛ меньше, чем положено.

Не согласившись с решением ФНС, индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с исковым заявлением о признании его недействительным.

Решение суда

Суды двух инстанций отказали ИП в заявленных исковых требованиях. Судьи отметили, что поводом для доначисления НДФЛ послужило установление налоговым органом неполного отражения ИП в налоговом учете доходов от реализации автомобилей, расчеты за которые покупатели производили наличными денежными средствами.

Доводы ИП о необходимости соразмерной корректировки расходов путем включения в их состав, в частности, затрат по установке на реализованные автомобили дополнительного оборудования и по антикоррозийной обработке автомобилей, судьи признали несостоятельными. при этом они учитывали правовую позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в определении от 15.02.2005 N 93-О, и исходили из того, что налогоплательщик обязан был подтвердить определенными бухгалтерскими документами факт несения расходов при формировании налоговой базы по НДФЛ.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа оставил в силе решение судов первой и апелляционной инстанций и полностью согласился с их доводами в постановлении от 29 июля 2015 г. по делу N А46-13330/2014. Кроме того, арбитры отметили, что ИП не лишен в дальнейшем возможности учесть спорные расходы по приобретению дополнительного оборудования, как уменьшающие доходы по НДФЛ, путем представления уточненной налоговой декларации при наличии надлежащих первичных бухгалтерских документов, подтверждающих факт приобретения оборудования и связь указанных затрат с получением облагаемого НДФЛ дохода.

3. Ошибка ФНС не может являться причиной для блокировки банковского счета налогоплательщика

Если налогоплательщик своевременно не сдал налоговую декларацию по НДС из-за ошибки, допущенной вследстие несоблюдения налоговым органом требований законодательства о налогах и сборах, орган ФНС не имеет права заблокировать операции по счету в банке. Так решил Верховный суд РФ.

Суть спора

Решение суда

1. ФНС не должна оценивать экономическую выгоду сделки налогоплательщика

Основой применения налоговых вычетов по НДС является действительное (реальное) совершение налогоплательщиком тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты. Экономическая выгода от этих операций в этом случае значения не имеет, ведь необоснованная налоговая выгода плательщика возникает только тогда, когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Об этом напомнили суды.

Суть спора

Организация сперва напрямую арендовала автосалон у собственника, но затем заключила договор об субаренде этого же самого помещения, а также других помещений с другой компанией. При проведении проверки налогоплательщика орган ФНС пришел к выводу, что организация могла заключить аренду напрямую с собственником. Поскольку в арендные отношения была включена третья компания, для налогоплательщика произошло необоснованное увеличение арендной платы. Следовательно, это повлияло на размер НДС, заявленного к вычету по этим операциям, а также налога на прибыль (ведь затраты стали больше). Проверяющие доначислили организации-арендатору эти налог, а также оштрафовали налогоплательщика. Организация с выводами налоговиков не согласилась и обратилась в суд. Спор прошел все инстанции, включая Верховный суд, который вернул его на новое рассмотрение в суд первой инстанции с формулировкой:

Нижестоящие суды не установили каких-либо обстоятельств, свидетельствующих об имитации субарендных отношений или о наличии согласованных действий между собственником, арендатором и субарендатором, а также не оценили доводы истца. Представители ФНС России не смогли пояснить, каким образом наличие субарендных отношений могло привести к негативным последствиям для бюджета при исполнении всеми лицами налоговых обязательств.

Дело зашло на новый виток, так как суд первой инстанции удовлетворил исковые требования в полном объеме, а налоговики это оспорили.

Решение суда

Во время нового рассмотрения дела № А40-230712/2015 арбитражные суды разрешили спор в пользу налогоплательщика. Судьи напомнили, что главным условием признания понесенных организацией расходов при исчислении налога на прибыль и применения налоговых вычетов по НДС является действительное (реальное) совершение тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты налогоплательщика. Налоговая выгода в виде учета произведенных затрат в составе расходов при исчислении налога на прибыль и применения вычетов по НДС не может быть признана обоснованной в том случае, если органом ФНС будет доказано, что приобретение товаров (работ, услуг) в действительности не имело места, а представленные налогоплательщиком документы являются недостоверными, о чем налогоплательщик не мог не знать (пункты 2 и 4 Постановления Пленума ВАС РФ № 53).

В спорной ситуации орган ФНС не оспаривает, что налогоплательщик использовал арендуемые объекты недвижимости для обычной предпринимательской деятельности, в частности, для размещения автосалона.Обстоятельств, свидетельствующих об имитации субарендных отношений, судом не установлено. При этом налоговики указывают, что субарендные отношения привели к увеличению стоимости арендной платы, но не поясняют, каким образом эти отношения привели к получению их участниками необоснованной налоговой выгоды. Ведь в рамках обычной предпринимательской деятельности по субарендным отношениям стоимость субарендной платы всегда превышает стоимость арендной платы. Арбитражные суды пришли к выводу, что это само по себе не может рассматриваться как обстоятельство, влекущее негативные последствия для участников хозяйственных отношений. Поэтому анализ экономической целесообразности и рациональности субарендных отношений в этой ситуации оказался излишним.

4. Арбитражный управляющий не имеет права использовать УСН

Арбитражный управляющий, имеющий статус ИП не имеет права применять в отношение своей деятельности УСН. Все доходы, полученные от работы арбитражным управляющим, подлежат обложению налогом на доходы физических лиц на общих основаниях. К такому выводу пришел Верховный суд РФ.

Суть спора

Гражданин, который имел статус индивидуального предпринимателя и осуществлял предпринимательскую деятельность в качестве арбитражного управляющего. Он направлял в территориальный орган ФНС декларации по УСН, которую применял по своему выбору. Кроме того, ИП своевременно исчислял и уплачивал единый налог. Кроме деятельности, регулируемой индивидуальный предприниматель другой деятельности не осуществлял.

Читайте так же:  Дела по корпоративным спорам в арбитражном процессе

Орган ФНС провел выездную налоговую проверку деятельности ИП и по результатам этой проверки привлек его к ответственности за совершение налоговых правонарушений. По мнению налоговиков, предприниматель не имел право использовать упрощенную систему налогообложения, поэтому ему было предложено уплатить налог на доходы физических лиц и пени.

Предприниматель с такими выводами ФНС не согласился и обратился с суд с иском о признании решения ФНС недействительным.

Решение суда

Суды трех инстанций, поддержали позицию индивидуального предпринимателя. Они указали, что арбитражный управляющий, имеющий статус индивидуального предпринимателя, имеет право применять упрощенную систему налогообложения, в том числе и по суммам доходов, полученных от профессиональной деятельности в качестве арбитражного управляющего, при условии соблюдения ограничений, установленных пунктом 4.1 статьи 346.13 Налогового кодекса РФ. Однако, Верховный суд РФ, куда обратилась с надзорной жалобой ФНС, в определении от 20.07.2015 N 310-КГ15-5301 по делу N А31-13485/2013 указал, что по нормам статьи 346.11 Налогового кодекса РФ упрощенная система налогообложения применяется юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями наряду с прочими режимами налогообложения, предусмотренными законодательством РФ о налогах и сборах.

В силу статьи 20 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», арбитражным управляющим признается гражданин РФ, являющийся членом одной из саморегулируемых организаций арбитражных управляющих и осуществляющий профессиональную деятельность, занимаясь частной практикой. При этом арбитражный управляющий может быть зарегистрирован в качестве ИП. Однако, с 01 января 2011 года законодатели разграничили профессиональную деятельность арбитражных управляющих и предпринимательскую деятельность. Они установили, что регулируемая законодательством о банкротстве деятельность арбитражных управляющих не является предпринимательской деятельностью, поэтому арбитражный управляющий в спорной ситуации по доходам от такой деятельности мог применять упрощенную систему налогообложения с освобождением от уплаты НДФЛ только до 01.01.2011 года. После наступления этой даты он утратил право на УСН и должен был известить об этом налоговую инспекцию.

Кроме того, в статье 227 Налогового кодекса РФ установлено, что плательщиками НДФЛ являются нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, и другие лица, занимающиеся в установленном действующим законодательством порядке частной практикой, — по суммам доходов, полученных от такой деятельности. Поэтому Верховный суд пришел к выводу, что в отношении доходов от осуществления полномочий арбитражного управляющего не может применяться упрощенная система налогообложения, данные доходы подлежат налогообложению НДФЛ.

3. Использование предпринимателем ЕНВД для получения необоснованной налоговой выгоды должно быть доказано

Разделение одного объекта недвижимости на несколько видов деятельности, например, сдачи части здания в аренду, а части — использования для размещения своей торговой точки, не обязывает индивидального предпринимателя доказывать налоговым специалистам, что это здание полностью не используется им для торговли, в целях определения физического показателя для исчисления ЕНВД. Такое решение принял Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд.

Суть спора

Решение суда

5. ИП не имеет право на вычет по НДС по операциям, осуществленным в качестве физлица

Если физическое лицо осуществляет сделки не в статусе ИП, а как обычный гражданин, он не имеет права на получение возмещения НДС, поскольку, в случае заключения договора купли-продажи в отсутствие статуса индивидуального предпринимателя, это не предусмотрено налоговым законодательством. К таким выводам пришел Арбитражный суд Московского округа.

Суть спора

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с исковым заявлением к территориальной инспекции ФНС о признании недействительными ее решения об отказе в возмещении ему суммы НДС, заявленной к вычету. Также заявитель просил отменить решение о привлечении его к ответственности за совершение налогового правонарушения, которое выразилось в занижении суммы НДС, излишне заявленного к возмещению. Истец пояснил, что он принимал участие в торгах по реализации имущественного комплекса в рамках дела о банкротстве. Он перечислил задаток за участие и был признан победителем торгов. Цена приобретенного им объекта была исчислена с НДС. Поэтому, гражданин зарегистрировался в качестве ИП, чтобы иметь возможность осществлять предпринимательскю деятельностьи получать доход от приобретенного имущества. Он подал уточненную налоговую декларацию, однако ФНС после проведения камеральной проверки в вычете НДС отказала и привлекла ИП к налоговой ответственности.

Решение суда

Суды трех инстанций, включая Арбитражный суд Московского округа, отказали ИП в удовлетворении заявленных требований и поддержали позицию налоговиков. В постановлении от 16.12.2016 N Ф05-19206/2016 по делу N А41-8502/2016 сказано, что гражданин уплатил деньги за купленный им на торгах объект недвижимости, указав в поле назначения платежа — оплата по договору. Такой договор купли-продажи он заключил, не имея статуса предпринимателя, что не противоречит нормам статьи , в которой сказано, что все граждане и юридические лица свободны в заключении договоров. Несмотря на то, что в цене объекта содержался НДС, нормы статьи  предсматривают возможность предоставления налоговых вычетов по НДС только на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров, услуг либо работ. Нормами данной статьи определено, что вычетам подлежат только суммы НДС, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) после принятия на учет этих товаров (работ, услуг) при наличии первичных документов.

Поэтому, судьи исходили из отсутствия в Налоговом кодексе РФ норм, которые бы давали возможность физическим лицам на предъявление к вычету НДС, уплаченного ими в цене приобретенного товара. Судьи пришли к выводу, что решения ФНС, оспоренные предпринимателем, отвечают нормам действующего налогового законодательства, и не нарушают права истца. При этом, кассационная инстанция отметила, что если бы заявитель, как плательщик НДС в силу п. 4.1 статьи 161 НК РФ, действовавшей в спорный период, исполнил возникшую обязанность налогового агента и перечисил НДС в бюджет, то у него возникало бы и право на возмещение НДС.

Мы благодарим компанию «КАДИС» — разработчика региональных систем семейства Консультант Плюс в Санкт-Петербурге — за предоставление самых свежих судебных решений для этого обзора.

Наш источник информации о свежих судебных решениях — система Консультант Плюс. В нее включается судебная практика всех судов всех уровней. Так, решения высших судов РФ: Конституционный суд РФ, упраздненный Высший арбитражный, Верховный суд РФ Консультант Плюс публикует полностью в удобном формате с гиперссылками на нормативные документы.

Практика судов арбитражной системы (всех трех инстанций) также включается в программу в полном объеме. Эти материалы также обработаны с юридической точки зрения — в них проставлены связи и ссылки на упоминаемые правовые акты (перейти к ним таким образом удобно и быстро).

Арбитражный суд указал кредитору его «место» при споре с налоговым органом

Здравствуйте, коллеги и читатели!

Хочу представить Вам интересный процессуальный кейс рассмотренный в АС МО по делу А40-243904/18. Почему интересный? Потому, что при фактически верно установленных судом апелляционной инстанции обстоятельствах кассация указала на несоответствие жалобы формальным процессуальным моментам.

Читайте так же:  Внутренний и внешний финансовый аудит

Кратко по делу: ООО «СК МОНОЛИТСТРОЙ» (должник) было подано заявление об оспаривании Решения ИФНС № 5 по г. Москве (налоговый орган) о привлечении к налоговой ответственности. При рассмотрении данного дела один из представителей должника отказался от заявленных требований. Рассмотрение по делу было прекращено.

ЗАО «Торговый дом «ИНГЕОКОМПРОМ» (конкурсный кредитор) обратился с апелляционной жалобой на судебный акт суда первой инстанции. Как впоследствии было установлено судом апелляционной инстанции отказ от заявленных требований был неправомерным. Дело было направлено на новое рассмотрение.

Между тем, налоговый орган обратился с кассационной жалобой на постановление суда апелляционной инстанции, в связи с тем, что по мнению налогового органа у конкурсного кредитора отсутствует прав на апелляционное обжалование по делу, в котором такой кредитор не участвовал, если на основании судебного акта по такому делу не заявлено требование в деле о банкротстве.

А теперь по существу:

Арбитражный суд города Москвы Определением от 21 марта 2019 года прекратил производство по делу в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса РФ, ввиду отказа представителя заявителя.

И вот, начинается самое интересное. Как мы указали ранее наш заявитель по данному делу находится в процедуре банкротства.

В свою очередь конкурсному кредитору было известно о существе спора с налоговым органом. Не согласившись с Определением арбитражного суда первой инстанции конкурсный кредитор обратился с апелляционной жалобой в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Апелляционный суд, при рассмотрении материалов дела, в том числе протокола судебного заседания от 21 марта 2019, а также аудиозаписи судебного заседания, сделал вывод, что определение суда первой инстанции подлежит отмене.

Как установил апелляционный суд, ни в протоколе судебного заседания, ни в определении суда не отражено, проверялись ли судом первой инстанции полномочия представителя на заявление отказа от требований.

В данном случае следует обратить на тот момент, что апелляционный суд не стал подходить формально при рассмотрении жалобы кредитора и провел всестороннюю оценку действиям суда первой инстанции. И тут стоит заметить, что подобное поведение апелляционного суда — это редкость.

Также апелляционный суд установил, что в материалах дела отсутствует как подлинник доверенности, так и ее надлежащим образом заверенная копия, что исключает возможность проверить наличие у представителя должника специальных полномочий на отказ от требований.

И вот мы имеем вывод апелляционной инстанции, соответствующий не только букве закона, но и его духу. Подытоживая, апелляционный суд указал, что с учетом того, что в данном случае мотивированный отказ от требований отсутствует, отказ должника от заявления о признании недействительным решения налогового органа, на основании которого последним подано заявление о включении в реестр требований кредиторов должника, приводит к нарушению прав кредиторов должника и самого должника.

Да, именно, на основании своего решения налоговый орган включался в реестр требований кредиторов должника с внушительной суммой.

Что мы видим? А то, что судебный акт апелляционной инстанции восстановил баланс интересов сторон и то, что апелляционный суд встал на сторону кредитора при споре с налоговым органом.

Но, увы, не тут-то было. Налоговый орган, как и любой другой орган государственной власти, уверенный в своей бесспорной правоте и не согласившийся с доводами суда апелляционной инстанции обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой на Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 июня 2019 года.

Суть жалобы налогового органа основана на том, что суд апелляционной инстанции неправильно применил нормы процессуального права. Основным движущим при этом доводом было указание на отсутствии у кредитора права на апелляционное обжалование судебного акта должника по делу, в котором такой кредитор не участвовал, если на основании судебного акта по такому делу не заявлено требование в деле о банкротстве. Как мы знаем, требование налогового органа по делу о банкротстве заявлено на основании решения налогового органа о привлечении должника к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Кассационный суд согласился с доводами налогового органа и мотивировал свое решение следующим.

Видео (кликните для воспроизведения).

В частности, суд кассационной инстанции указал, что в соответствии со ст. 42 Арбитражного процессуального кодекса РФ, лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт, а также оспорить его в порядке надзора по правилам, установленным Арбитражным процессуальным кодексом РФ. Такие лица пользуются правами и несут обязанности лиц, участвующих в деле.

Также кассационный суд указал, что согласно разъяснениям, содержащимся в п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» (в редакции Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 61), не участвовавшие в деле лица вправе обжаловать судебный акт в случаях, если он принят о их правах и обязанностях, то есть данным судебным актом непосредственно затрагиваются их права и обязанности, в том числе создаются препятствия для реализации их субъективного права или надлежащего исполнения обязанности по отношению к одной из сторон спора.

Таким образом, при применении указанных положений кассационный суд пришел к выводу, что наличие у лица, не участвовавшего в деле лица какой-либо заинтересованности в исходе дела само по себе не предоставляет ему право обжаловать судебный акт, поскольку по смыслу ст. 42 Арбитражного процессуального кодекса РФ такое право появляется только у лица, о правах и обязанностях которого суд уже принял решение.

Также кассационный суд на основании п. 24 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» сделал вывод, что конкурсный кредитор получает право на подачу апелляционной жалобы по делу, в котором он не участвовал, только в том случае, если на основании судебного акта по такому делу заявлено требование в деле о банкротстве.

Сославшись на ряд позиций, а именно на Определения Верховного Суда Российской Федерации от 13 сентября 2018 года № 305-КГ18-14400, от 16 ноября 2018 года № 301- КГ18-18707 по делу № А29-1877/2017, от 16 мая 2017 года № 305-КГ17-5601 по делу № А40-155254/2016, от 07 ноября 2017 года № 306-КГ17-15635 по делу № А57-15334/2016), кассационный суд в итоге пришел к тому, что решение налогового органа не затрагивает права и законные интересы конкурсного кредитора как юридического лица, не возлагает на него каких-либо обязанностей, поскольку вынесено в отношении иного общества по результатам выездной налоговой проверки.

Возникает вопрос, а действительно ли конкурсный кредитор был не вправе обжаловать судебный акт суда первой инстанции? Ведь судом кассационной инстанции не опровергнут факт того, что апелляционная инстанция действовала в пределах своей компетенции.

Читайте так же:  Первоклассные акции сша с дивидендами

Хотя суд кассационной инстанции и не указал на то, что отказ от жалобы был принят с нарушением норм процессуального права, но при этом он фактически самоустранился от дачи правовой оценки по данному момент. Если рассматривать данный момент с процессуальной точки зрения, то апелляция правомерно установила, что здесь на лицо явное нарушение нарушение норм процессуального права, являющееся основанием для изменения или отмены решения арбитражного суда первой инстанции, так как это нарушение привело к принятию неправильного решения в соответствии с ч. 3 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Но увы, торжество формального подхода возобладало над целями и задачами судопроизводства.

С материально-правовой точки зрения кассационный суд решил не усложнять себе жизнь и не брать на себя ответственность за возможные последствия принятия решения об отказе в жалобе налогового органа.

Краткий анализ имеющихся судебных актов говорит о том, что конкурсный кредитор был вправе рассчитывать на иной исход дела. Как мы все понимаем, право на участие в справедливом распределении конкурсной массы это безусловное право кредитора неразрывно связанное с главным принципом гражданского оборота — сохранение баланса интересов сторон, и если ставить его в зависимость от права другого кредитора, в нашем случае налогового органа, то с точки зрения здравого смысла наш кредитор фактически не имеет право ни на что, потому что с формальной точки зрения налоговый орган своим процессуальным статусом просто задавил нашего кредитора.

Да, кассация конечно вежливо указала нашему кредитору, что он не лишен права заявлять возражения в рамках дела о банкротстве, но, как часто бывает, требования налогового органа, основанные на решении налогового органа, принимаются судом как заранее обоснованные и считаются у нас заведомо бесспорными.

От себя хочется добавить, очень бы хотелось, чтобы данный кейс дошел до Верховного суда РФ, и все-таки суд рассмотрел данный спор не основываясь на формальном подходе.

Исследование «Право.ru»: ФНС стала судиться в четыре раза меньше

Количество арбитражных исков с участием ФНС неуклонно снижается. Так, если за 2014 год налоговая подала свыше 70 000 исков, то в 2016 году – меньше 20 000. Юрлица тоже стали реже обжаловать действия ФНС. При этом споры на крупные суммы чаще выигрывает налоговая, а на небольшие – представители бизнеса. «Право.ru» делится с читателями данными исследования, а эксперты объясняют их.

Аналитики «Право.ru» проанализировали динамику исков с налоговыми органами за период с 1 января 2014 года по 30 июня 2017 года. Данные о почти 200 000 арбитражных дел получены с помощью системы Casebook. Учитывались все категории споров с ФНС. Среди исследуемых исков около 75% в количественном выражении пришлось на споры о взыскании обязательных платежей и санкций, около 10% – на споры, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией организаций на основании заявлений налоговых органов, а также на споры в связи с оспариванием ненормативных актов. В остальные 15% вошли такие споры, как оспаривание решений налоговых о привлечении к административной ответственности, о возврате из бюджета излишне взысканных либо излишне уплаченных средств, и другие. Не учитывались споры в банкротных делах.

Как видно, общее количество налоговых споров уменьшается. При этом динамика за 2017 год учитывает только данные за полугодие. «Экстраполяция данных за 1 полугодие на весь 2017 год позволяет рассчитывать на итоговый рост числа дел с ФНС в качестве ответчика впервые за несколько лет», – считает партнер Taxology Алексей Артюх. Интересно, что исковая нагрузка на российские арбитражи в первом полугодии 2017 года сильно выросла. Особенно изменения заметны в области административных исков, количество которых увеличилось на 64,6%. Юристы считают, что их рост может быть результатом повышения активности налоговых органов. Ей способствуют как ужесточение налогового законодательства в фискальной сфере, так и сформировавшаяся судебная практика в налоговых спорах. Ожидать снижения активности налоговиков не приходится, уверены эксперты (см. «Исследование «Право.ru»: административные дела и банкротство физлиц увеличили нагрузку на арбитражи»).

Статистика говорит о том, что в спорах с крупной суммой налоговых претензий ФНС побеждает чаще, чем в делах с относительно невысокими суммами. «Действительно, сейчас выиграть у государства споры с суммой доначислений больше 10 млн руб. – это сложная задача. Налогоплательщик может рассчитывать на успех, если уже есть устоявшаяся судебная практика в его пользу, либо в единичных случаях, связанных с разным толкованием норм права. А вот по суммам доначислений менее 1 млн руб. суды склонны больше прислушиваться к доводам налогоплательщиков», – считает генеральный директор, руководитель практики налогового права Национальной ЮК «Митра» Юрий Мирзоев.

Чем вызвана указанная ситуация? «Я считаю, сказалась более качественная подготовка сотрудников ФНС и их правовых позиций по крупным спорам. С другой стороны, большие суммы часто возникают в тех ситуациях, когда налогоплательщики действительно допустили явные нарушения», – уверен Артюх.

Директор департамента налоговых споров, партнер ФБК Грант Торнтон Галина Акчурина обратила внимание, что сейчас на уровне экономколлегии Верховного суда наблюдается тенденция к более внимательному рассмотрению налоговых споров. «ВС ориентирует нижестоящие суды на соблюдение принципов равенства сторон и состязательности процесса, на недопустимость очевидно пробюджетных подходов к рассмотрению споров между налогоплательщиками и налоговыми органами», – заявила Акчурина.

Топ-5 самых интересных налоговых споров за год

В 2017 году суды подтвердили, что ФНС России вправе в порядке ведомственного контроля отменять решения нижестоящих налоговых органов без обращения налогоплательщика, а Минфин может давать разъяснения налогового законодательства. Суды также пришли к выводу, что налоговая выгода признается необоснованной, только когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Эту судебную практику эксперты назвали позитивной, но были и негативные решения судов.

«Аквамарин»

Межрайонная инспекция ФНС № 7 по Костромской области провела камеральную налоговую проверку ООО «Аквамарин», в результате которой вынесла постановление о привлечении общества к ответственности. ООО «Аквамарин» было доначислено 10,8 млн руб. НДС, 473 677 руб. пеней за нарушение срока уплаты налога и 2,2 млн руб. штрафа. Кроме того, налоговая отказала обществу в возмещении 26,6 млн руб. НДС. Управление ФНС по Костромской области отменило вышеуказанное постановление, т. к. не была доказана согласованность действий общества и его контрагентов, направленная на получение необоснованной налоговой выгоды. ФНС России в порядке контроля за деятельностью управления отменила решение Управления ФНС по Костромской области и оставила в силе решение нижестоящей инспекции (п. 3 ст. 31 НК). Поводом для этого послужили сведения, полученные от МВД и ФСБ, о наличии возбужденных уголовных дел. Тогда ООО «Аквамарин» обратилось в суд, но три инстанции ему отказали (№ А40-101850/2016). Верховный суд подтвердил законность этих решений (см. «Верховный суд разобрался в правилах пересмотра решений ФНС»).

«В этом деле ВС указал на возможность вышестоящего налогового органа даже в отсутствие жалобы налогоплательщика отменить решение нижестоящего органа в рамках ведомственного контроля. При этом налогоплательщик в таком случае вправе обратиться за защитой своих прав в суд. Немаловажно, что вышестоящий налоговый орган вправе реализовать свои полномочия в пределах срока, предусмотренного для проведения мероприятий налогового контроля, а именно – в пределах трех лет, исчисляемых с момента окончания контролируемого налогового периода», – пояснил юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Торез Кулумбегов.

«Теперь стала возможной ситуация, при которой ФНС России вправе отменить решение УФНС субъекта об удовлетворении апелляционной жалобы налогоплательщика и оставить в силе решение инспекции о доначислении налогов и наложении штрафа», – сообщил юрист АБ «Казаков и партнёры» Алексей Аплекаев. «Таким образом, даже полное удовлетворение апелляционной жалобы налогоплательщика не является последней точкой в споре с налоговым органом, поскольку возможно возобновление казалось бы разрешенного спора по инициативе вышестоящего налогового органа. Только истечение срока на проведение выездных налоговых проверок по проверенному ранее периоду может гарантировать отсутствие претензий со стороны налогового органа», – заявила юрист АБ «Казаков и партнёры» Елена Муратова.

Читайте так же:  Корпоративные права и обязанности акционеров

Юристы сошлись во мнении, что позиция ВС по этому делу имеет позитивное значение для защиты налогоплательщиками своих прав. «Тем более было издано письмо ФНС России от 11.10.2017 № СА-4-7/[email protected], в силу которого эта позиция должна быть доведена до территориальных налоговых органов», – подчеркнула руководитель Налоговой и административной практики ЮФ «Варшавский и партнёры» Владлена Варшавская. «По аналогии с указанным спором налогоплательщики в случае, если решением УФНС будет поддержана позиция территориальной инспекции, могут параллельно с обращением в суд направлять дополнительно жалобу в ФНС России. Эта жалоба не будет являться классической стадией досудебного апелляционного процесса, но вместе с тем позволит озвучить свои доводы на уровне ФНС России, и в случае положительного решения добиться хорошего исхода без рассмотрения дела в суде», – считает руководитель Департамента налоговой безопасности, международного планирования и развития «КСК групп» Роман Шишкин.

ООО «Спорткар-центр»

ООО «Спорткар-центр» – официальный дилер Porsche в России – сначала напрямую арендовало автосалон у собственника, а затем стало брать это же помещение и помещение в другом построенном здании в субаренду у ООО «Бизнессодействие». Налоговая посчитала, что ООО «Спорткар-центр» могло заключить аренду напрямую с собственником, а включение ООО «Бизнессодействие» в схему арендных отношений повлекло необоснованное увеличение арендной платы. Поэтому ФНС доначислила арендатору налог на прибыль и НДС. «Налоговые органы и суды по-прежнему нередко реагируют лишь на внешние признаки налоговых злоупотреблений, такие как непонятные операции, признаки фиктивности поставщиков, не выясняя, имеются ли в действительности потери бюджета», – сетует руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов.

Однако ВС с налоговиками и нижестоящими судами не согласился и направил дело на новое рассмотрение (см. «Верховный суд поддержал компанию-налогоплательщика в споре с ФНС на 15 млн руб.»). Во время него суды разрешили спор в пользу налогоплательщика (№ А40-230712/2015). «Теперь можно ожидать снижения числа претензий в случае, когда все контрагенты налоги уплатили, но налоговый орган полагает, что договорные отношения могли сложиться иначе», – уверен менеджер Департамента налоговых споров ФБК Михаил Голованёв.

«Речь о необоснованной налоговой выгоде может идти только тогда, когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Подтверждение этого стало важнейшим моментом. По идее, если негативных последствий для бюджета нет, анализ взаимозависимости, экономической целесообразности и рациональности субарендных отношений становится излишним. Хотя коллегия проверила и эти второстепенные факторы, самое главное в решении высшей судебной инстанции – фиксация знака равенства между необоснованной налоговой выгодой и потерями бюджета», – считает старший юрист «Мозго и партнеры» Елена Черкасова.

АО «Флот Новороссийского морского торгового порта»

«На практике приходится сталкиваться с тем, что НК содержит множество положений с широкой формулировкой, толкование которых судами меняется время от времени. Важно, что позиция КС универсальна и позволяет защитить добросовестного налогоплательщика в случае внезапного изменения судебной практики», – отметила юрист ЮБ «Мозго и партнеры» Ольга Насонова. «Постановление КС внесло ясность, стоит ли ссылаться на отказные определения в обоснование своей позиции», – заявил Голованёв.

ООО «Континентал Тайрс Рус»

ООО «Континентал Тайрс Рус» предоставляло своим покупателям (розничным продавцам) значительные отсрочки по оплате товара, притом что расчеты с поставщиками происходили на регулярной основе. Для покрытия образующегося кассового разрыва налогоплательщик привлекал займы от зарубежной материнской компании. Налоговая сочла это нарушением, суды с ней согласились (№ А40-251161/2015). Они пришли к выводу, что налогоплательщик не имел экономических причин для привлечения заемных средств, а целью получения кредитов от иностранного аффилированного лица был систематический вывод денег за рубеж (см. «Суды сочли нецелесообразным привлечение дочерних займов для покрытия кассового разрыва»).

«Оценку деловой цели суды подменили оценкой целесообразности действий налогоплательщика и тем самым грубо вмешались в его работу. Займы привлекались для покрытия кассовых разрывов, объективно возникающих в связи с предоставлением отсрочек независимым дилерам. Это опасный прецедент недопустимого вмешательства налоговых органов и судов в принятие компаниями управленческих решений, а также попытка девальвировать определение КС № 320-О-П», – считает Зарипов. «Это дело подтверждает постепенно складывающийся негативный подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Уверен, такой подход сохранится и в 2018 году», – заявил партнер, руководитель практики разрешения налоговых споров в России Ernst & Young LLC Алексей Нестеренко.

ООО «Аукционная компания Союзпушнина»

ООО «Аукционная компания Союзпушнина» перечисляло дивиденты кипрской компании. ФНС решила, что кипрская компания является кондуитом, не осуществляет реальной экономической деятельности, а перечисление дивидендов носит транзитный характер. По мнению налоговой, такая схема использовалась обществом в целях применения пониженной налоговой ставки, поскольку между Россией с Кипром заключено соответствующее двустороннее соглашение. Арбитражный суд города Москвы и 9-й арбитражный апелляционный суд согласились с мнением ФНС. Суды посчитали, что компания должна не только указать реального бенефициара и подтвердить его статус, но и представить достаточные доказательства перечисления денег именно физическому лицу. В противном случае, если деньги до бенефициара в силу разных причин не дошли, то и права на применение льготной ставки у налогоплательщика не имеется (№ А40-73573/17).

«Примечательным в этом деле является тот факт, что компания «АК «Союзпушнина» и ее юристы скорректировали довольно распространенную в налоговых спорах тактику по доказыванию самостоятельности компаний, получающих дивиденды, и наличию у них полномочий по распоряжению полученным доходом. Они уже по сути не спорили с тем фактом, что промежуточная кипрская компания является технической компанией. Они пытались доказать, что фактическим получателем дохода является физическое лицо – налоговый резидент РФ, в силу чего должна подлежать применению ставка НДФЛ в размере 9%», – объяснил руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Кирилл Данилов.

Позитивная судебная практика по спорам с налоговой службой

2. ИП обязан оплатить налоговую недоимку даже после утраты статуса

При возникновении налоговой недоимки ИП должен оплатить ее, даже, в случае прекращения статуса индивидуального препринимиателя. Кроме того, если это физическое лицо захочет зарегистрироваться в качестве ИП в другом регионе РФ, имея целью сменить объект налогообложения в середине отчетного периода, то орган ФНС должен потребовать погашения задолженности перед осуществлением госрегистрации. Такое решение принял Верховный суд РФ.

Читайте так же:  Топ привилегированных акций

Суть спора

Индивидуальный предприниматель решил сменить объект налогообложения по УСН. Однако в налоговой службе ему отказали. Специалисты ФНС разъяснили, что право на изменение объекта налогообложения по УСН у ИП есть только с 1 января следующего календарного года, то есть с начала нового отчетного периода, как определено в Налоговом кодексе РФ. Налоговым законодательством не предусмотрена смена объекта налогообложения по УСН в течение текущего налогового периода. Так как, в силу статьи 346.19 Налогового кодекса РФ налоговым периодом является календарный год.

Однако ИП решил, что ему будет выгоднее платить единый налог по системе «доходы минус расходы», чем просто «доходы», которая была им избрана при регистрации. Поэтому он подал заявление в ФНС о государственной регистрации прекращения своего статуса предпринимателя. После того, как регистрация была прекращена ФНС путем внесения записи в ЕГРИП, бывший предприниматель опять обратился в регистрирующий орган, с заявлением о повторной государственной регистрации в качестве ИП. При этом, в силу статьи 346.13 Налогового кодекса РФ, он написал заявление о применении им УСН с объектом налогообложения «доходы минус расходы».

После окончания налогового периода предприниматель предоставил в налоговый орган две налоговых декларации по УСН — одну итоговую по первой регистрации в качестве ИП с объектом налогообложения «доходы», а вторую по действующей регистрации с объектом налогообложения «доходы минус расходы». В ФНС решили, что своими действиями ИП занизил налог, подлежащей уплате. Поэтому налоговая служба доначислила ИП налог и оштрафовала его за недоимку. Однако, сам предприниматель счел, что не нарушал никаких законодательных норм, поэтому обратился с исковым заявлением в арбитражный суд.

Решение суда

Суды всех инстанций постановили, что регистрация предпринимателем прекращения деятельности и повторная регистрация в середине налогового периода были осуществлены им только с целью смена объекта налогообложения по УСН в обход требований пункта 2 статьи 346.14 Налогового кодекса РФ. При регистрации прекращения статуса ИП он не имел намерения действительно прекращать предпринимательскую деятельность. С выводами нижестоящих судов в определении от 30.06.15 № 301-КГ15-6512 согласился Верховный суд РФ.

Так как индивидуальный предприниматель фактически не прекращал осуществление деятельности, а смена объекта налогообложения по УСН в середине года не предусмотрена Налоговым кодексом РФ, а значит запрещена, то орган ФНС обоснованно доначислил налог ИП, по первоначально выбранному на 1 января объекту налогообложения «доходы».

2. Новое толкование налогового законодательства не может ухудшать положение налогоплательщика

Если налогоплательщик пользовался налоговой льготой, опираясь на разъяснения, данные Минтрансом России (либо другим профильным уполномоченным органом), и положительную судебную практику, появление новой официальной позиции уполномоченных органов о праве на эту льготу не должно влиять на его положение в прошлых налоговых периодах. К такому выводу пришел Конституционный Суд РФ.

Суть спора

Решение суда

Конституционный Суд жалобу налогоплательщика рассмотрел и в постановлении № 34-П от 28 ноября 2017 года сформулировал несколько важных выводов о значении официальных разъяснений уполномоченных органов и судебной практики. Судьи указали, что новое толкование арбитражными судами и даже Верховным судом РФ норм Налогового кодекса не должно иметь обратной силы в отношении налогоплательщиков, если оно ухудшает их положение. Добросовестный налогоплательщик, изначально действуя в условиях льготного налогового режима, подтвержденного официальной позицией чиновников, не может предвидеть негативное изменение судебной практики. Таким образом, доначисление возможно только после того, как появились новые разъяснения, отменяющие предыдущую позицию уполномоченных ведомств.

Кроме того, Конституционный Суд фактически обязал Минфин и ФНС давать разъяснения налогового законодательства по всем спорным моментам. Если налогоплательщик направляет конкретный вопрос, он должен получить на него ответ. Переадресовывать такие вопросы другим ведомствам нельзя, а если компетенции для ответа у специалистов Минфина не хватает, они обязаны самостоятельно выяснить все недостающие сведения в рамках системы межведомственного взаимодействия.

4. Налогоплательщики не должны доказывать свою невиновность

Гражданин или организация не могут быть привлечены к налоговой ответственности по статье 126 Налогового кодекса РФ, а также к административной ответственности за совершение им налогового правонарушения, если ФНС не сможет доказать, наличие намеренных действий и злого умысла с его стороны. Так решил Арбитражный суд Поволжского округа.

Суть спора

Решение суда

Суды всех трех инстанций поддержали налогоплательщика. Арбитражный суд Поволжского округа в постановлении от 10.07.2016 N Ф06-24975/2015 по делу N А12-37147/2014 отметил, что по нормам статьи 93.1 Налогового кодекса РФ налоговый орган, проводящий налоговую проверку, вправе истребовать у контрагента проверяемой организации или у других лиц, располагающих документами, касающимися деятельности налогоплательщика, эти документы или информацию. При этом, орган ФНС, осуществляющий налоговую проверку или прочие мероприятия налогового контроля, направляет поручение об истребовании документов или информации в налоговый орган по месту учета организации или лица, у которых должны быть истребованы указанные документы и информация. Порядок направления таких требований определен статьей 93 Налогового кодекса РФ, а также приказом Федеральной налоговой службы от 17.02.2011 N ММВ-7-2/[email protected]

Видео (кликните для воспроизведения).

Как установлено судом, налоговой службой были направлены 2 требования о представлении организацией документов и информации по телекоммуникационным каналам связи через оператора электронного документооборота. Однако квитанция о приеме или уведомление об отказе в приеме, подписанные ЭЦП налогоплательщика, в налоговый орган так и не поступили. В связи с чем судебная коллегия сделала вывод о непредставлении ФНС достаточных доказательств, подтверждающих направление и получение организацией требований по телекоммуникационным каналам связи. Кроме того, как в электронных, так и в бумажных требованиях, которые также не дошли до адресата, ФНС указывала наименование организации с ошибкой. По требованию статьи 109 НК РФ никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения при отсутствии его вины в совершении налогового правонарушения.

Источники

Решения арбитражных судов по налоговым спорам
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here