Учредитель передает право требования

Главное в статье: "Учредитель передает право требования" с выводами и комментариями специалистов. Если требуется уточнение какого-то вопроса или актуализация данных на 2020 год, то обращайтесь к дежурному консультанту.

Учредитель передает право требования

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

«Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!»

У ООО имеется задолженность перед поставщиком за поставленные ранее товары. Поставщик переуступил право требования данного долга физическому лицу — единственному участнику ООО. В целях увеличения чистых активов между единственным участником и ООО планируется подписание соглашения о прощении долга и прекращении всех обязательств общества по договору об уступке права требования.
Будет ли сумма прощенного долга облагаться налогом на прибыль?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Суммы обязательства перед единственным учредителем в случае, если это обязательство было впоследствии прекращено прощением и его основная цель — увеличение чистых активов общества, о чем в обязательном порядке должно быть указано в решении учредителя, не учитываются в составе доходов для целей налогообложения.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Васильева Надежда

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Королева Елена

25 октября 2012 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, [email protected]

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), [email protected]

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), [email protected] Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

http://www.garant.ru/consult/nalog/428942/

Учредитель передает право требования

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

«Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!»

Предполагается заключение трехстороннего соглашения уступки права (требования), где организация «А» — кредитор, организация «Б» — должник, организация «В» — новый кредитор.
Предметом договора будет выступать уступка требования (организация «А» передает организации «В» право требования к организации «Б» (задолженность по оплате по договору)). Организация «А» владеет при этом 25% акций организации «Б», а генеральный директор организации «Б» является участником организации «В» с долей участия в размере 50% в уставном капитале.
Необходимо ли в описанной ситуации заключение именно трехстороннего договора? Будет ли договор цессии при указанных обстоятельствах отвечать признакам сделки с заинтересованностью, в том числе для организации «Б»?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Заключение трехстороннего договора в описанной ситуации не требуется. Из представленной информации наличие признаков сделки с заинтересованностью у договора цессии не усматривается.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Габбасов Руслан

Ответ прошел контроль качества

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, [email protected]

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), [email protected]

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), [email protected] Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

http://www.garant.ru/consult/civil_law/1101652/

ВС РФ разъяснил правила замены кредиторов и должников в обязательствах

Scott Maxwell LuMaxArt / Shutterstock.com

Гражданский кодекс предусматривает два вида перемены лиц в обязательстве: переход прав кредитора к другому лицу, то есть замена кредитора, и перевод долга – замена должника (гл. 24 ГК РФ). В любом из этих случаев должны соблюдаться права как новых, так и предыдущих кредиторов и должников. На обеспечение защиты их прав и направлено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (далее – Постановление). К наиболее важным разъяснениям Суда можно отнести следующие.

Уступка требования (§ 1 гл. 24 ГК РФ). Под уступкой требования понимается переход прав, принадлежащих на основании обязательства первоначальному кредитору (цеденту), к новому кредитору (цессионарию) по договору (п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 ГК РФ). К договору об уступке требования применяются положения гражданского законодательства о соответствующем виде сделки, отметил ВС РФ. Так, при уступке требования по договору купли-продажи цедент, который в этом случае является продавцом, должен передать требование свободным от прав третьих лиц (по смыслу п. 1 ст. 460 ГК РФ). В случае неисполнения им этой обязанности цессионарий (покупатель), который не знал и не должен был знать о наличии прав третьих лиц, вправе требовать уменьшения цены или расторжения договора (абз. 3 п. 1 Постановления).

Читайте так же:  Кредит под открытие бизнеса с нуля

В случае, когда уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, сам договор об уступке тоже должен быть зарегистрирован (п. 2 ст. 389 ГК РФ). Значит, именно с момента регистрации он считается заключенным для третьих лиц (п. 3 ст. 433 ГК РФ). Однако отсутствие регистрации договора не влечет никаких негативных последствий для должника, который был письменно уведомлен цедентом об уступке требования и на этом основании предоставил исполнение цессионарию, подчеркнул Суд (п. 2 Постановления).

По общему правилу, новый кредитор может получить меньше прав, чем было у первоначального – в случае уступки права требования в части (п. 2-3 ст. 384 ГК РФ). Уступить же ему больше прав, чем имеет сам, первоначальный кредитор не вправе. Однако объем прав цессионария все же может увеличиться – в связи с его особым правовым положением, например если на него распространяются нормы Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», считает ВС (абз. 2 п. 4 Постановления).

Поскольку закон позволяет уступать не только уже существующее, но и будущее требование (ст. 388.1 ГК РФ), Суд посчитал нужным разграничить такое будущее требование, которое переходит к цессионарию с момента возникновения, и требование, по которому не наступил срок исполнения (например, требование займодавца о возврате займа до наступления срока возврата), – оно передается в момент заключения договора об уступке (абз. 2 п. 6 Постановления). Причем если впоследствии уступка будущего требования не состоялась из-за того, что уступаемое право не возникло, цедент несет ответственность за неисполнение договорных обязательств. Аналогичное правило действует и в случае невозможности перехода требования по причине того, что оно прекратилось или принадлежит другому лицу – цедент также не освобождается от ответственности за неисполнение договора, отметил ВС РФ (п. 8 Постановления).

Целый раздел Постановления посвящен допустимости уступки требования, в частности – без согласия должника на переход требования к другому кредитору. Оно, напомним, требуется только в прямо предусмотренных законом случаях (например, п. 2 ст. 388 ГК РФ) и при включении соответствующего условия в договор, но и в этом случае признать сделку по уступке недействительной непросто (п. 2 ст. 382, п. 3 ст. 388 ГК РФ).

Тем не менее, если уступка требования по неденежному обязательству без согласия должника делает его исполнение более обременительным, должник вправе исполнить данное обязательство цеденту, отметил Суд (п. 15 Постановления). В случае, когда переход требования не признан обременительным для должника, но требует от него дополнительных затрат, соответствующие расходы должны возмещаться цедентом и цессионарием солидарно.

Помимо перечисленного, в Постановлении уточняются также порядок надлежащего уведомления должника об уступке требования и особенности предъявления возражений должника против требований новых кредиторов.

Перевод долга (§ 2 гл. 24 ГК РФ). Согласно закону перевод долга производится – с согласия кредитора – по соглашению между первоначальным должником и новым должником. В обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен также по соглашению между кредитором и новым должником, который принимает на себя обязательство первоначального должника (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

При этом возможны два варианта перевода долга по обязательству сторон, связанному с предпринимательской деятельностью (п. 26 Постановления):

  • кумулятивный – первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно;
  • привативный – первоначальный должник выбывает из обязательства.

В случае, когда из соглашения сторон непонятно, какой вариант перевода долга ими согласован, ВС РФ предлагает исходить из презумпции выбытия должника (п. 27 Постановления). Если же неясно, о чем договорились новый должник и кредитор: о кумулятивном переводе долга или поручительстве, следует считать их соглашение договором поручительства.

Процессуальные вопросы. Поскольку смена лиц в материально-правовых отношениях предполагает процессуальное правопреемство, ВС РФ дал ряд разъяснений, касающихся перемены лиц как в период рассмотрения спора в суде, так и на стадии исполнительного производства.

Также Суд отметил, что содержащаяся в договоре первоначального кредитора и должника арбитражная оговорка сохраняет силу при смене кредитора, а обязательный досудебный порядок считается соблюденным в том числе в случае, когда претензия была направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано новым кредитором (п. 31-32 Постановления).

http://www.garant.ru/news/1156574/

Переход права требования дебиторской задолженности к учредителю в качестве расчетов за уставный капитал при ликвидации общества

Дебиторская задолженность по оплате товаров (работ, услуг), образовавшаяся на дату ликвидации организации, в доходах ликвидируемой организации, применяющей УСН, не учитывается

Единственный учредитель общества с ограниченной ответственностью принял решение о его добровольной ликвидации. Согласно ликвидационному балансу в активе общества числится дебиторская задолженность, равная величине пассива баланса, состоящего из величины уставного капитала. Таким образом, при ликвидации общества учредителю переходит дебиторская задолженность. Договор цессии с учредителем заключать не планируется. Общество применяет УСН с объектом налогообложения «доходы минус расходы» (15%).

Является ли налогооблагаемым доходом для общества переход права требования дебиторской задолженности к учредителю в качестве расчетов за уставный капитал при ликвидации общества? Каким документом будет подтверждаться право учредителя на получение денежных средств от должника?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Дебиторская задолженность по оплате товаров (работ, услуг), образовавшаяся на дату ликвидации организации, в доходах ликвидируемой организации, применяющей УСН, не учитывается.

Передача участнику права требования долга осуществляется в рамках цессии.

Передача права требования участнику может быть осуществлена на основании акта приема-передачи или решения ликвидационной комиссии (ликвидатора).

А уже далее суд производит замену кредитора в порядке процессуального правопреемства.

Обоснование вывода:

В соответствии со п. 1 ст. 61 ГК РФ ликвидация организации — это прекращение ее деятельности как юридического лица без перехода прав и обязанностей другим лицам. При этом ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ (п. 9 ст. 63 ГК РФ, п. 6 ст. 22 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ).

Читайте так же:  Зарплата номинального директора

При ликвидации юридического лица его обязательства перед кредиторами, а также обязательства должников перед организацией прекращаются, кроме случаев, когда в соответствии с законодательством исполнение обязательства возлагается на другое лицо (например, по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.) (ст. 419 ГК РФ).

Таким образом, после ликвидации Вашей организации обязательство должника перед обществом прекратится.

В силу ст. 346.15 НК РФ при определении объекта налогообложения учитываются доходы, определяемые в порядке, установленном п.п. 1 и 2 ст. 248 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 248 НК РФ к доходам в целях налогообложения относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав, а также внереализационные доходы.

При этом включение организациями, применяющими УСН, в состав доходов сумм дебиторской задолженности положениями НК РФ не предусмотрено (письмо Минфина России от 23.09.2013 N 03-11-06/2/39230).

На основании п. 1 ст. 346.17 НК РФ датой получения доходов признается день поступления денежных средств на счета в банках и (или) в кассу, получения иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав, а также погашения задолженности (оплаты) налогоплательщику иным способом (кассовый метод).

Значит, организация, применяющая УСН, учитывает в составе доходов задолженность по оплате поставленных товаров (выполненных работ, оказанных услуг) на дату получения денежных средств либо на дату погашения дебиторской задолженности иным способом. Причем каких-либо особенностей признания неоплаченных товаров (работ, услуг) в составе доходов при ликвидации организации-кредитора главой 26.2 НК РФ не предусмотрено.

В рассматриваемом случае обязательства должника перед Вашей организацией прекращаются в силу закона (ст. 419 ГК РФ). Мы считаем, что в целях п. 1 ст. 346.17 НК РФ под погашением задолженности иным способом понимается поступление имущества (имущественных прав) от покупателя (заказчика). В этой связи мы придерживаемся позиции, что прекращение обязательства покупателя по причине ликвидации Вашей организации не приводит к одновременному признанию дохода в целях налогообложения.

Разъяснениями уполномоченных органов, а также судебными решениями применительно к рассматриваемой ситуации мы не располагаем. Приведенная позиция является нашим экспертным мнением.

Как следует из вопроса, договор цессии с учредителем общества заключать не планируется. По данному вопросу хотелось бы отметить следующее.

Как установлено п. 1 ст. 382 ГК РФ, право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Согласно п. 1 ст. 387 ГК РФ права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств, в том числе обстоятельств, перечисленных в пп.пп. 1-4 п. 1 ст. 387 ГК РФ, а также в других случаях, предусмотренных законом (пп. 5 п. 1 ст. 387 ГК РФ).

Закон не называет ликвидацию юридического лица в качестве обстоятельства, влекущего за собой переход к участникам юридического лица прав в отношении его имущества, включая права требования. Из приведенных нормативных положений следует, что ликвидация на стадии завершения расчетов с кредиторами является основанием для распределения имущества ликвидируемой организации между ее участниками, совершаемого ликвидационной комиссией (ликвидатором). То есть не только дебиторская задолженность, но и иное имущество ликвидируемого общества не переходит к его участникам автоматически, в силу одного лишь факта прекращения общества в связи с его ликвидацией. Для того чтобы такой переход состоялся, должны быть совершены действия, направленные на передачу участникам имущества, оставшегося после завершения расчетов с кредиторами (смотрите также постановление АС Поволжского округа от 01.09.2016 N Ф06-12656/16). Такая передача по своему правовому характеру представляет собой сделку (ст. 153 ГК РФ, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.05.2016 N 03АП-3689/14), что имеет отношение и к передаче прав на истребование дебиторской задолженности.

Видео (кликните для воспроизведения).

Иными словами, передача участнику ликвидируемого ООО принадлежащих этому обществу прав требования в отношении дебиторской задолженности осуществляется в рамках цессии. От имени общества сделку цессии совершает ликвидационная комиссия (ликвидатор). При этом конкретный способ оформления такой передачи закон не регламентирует.

На наш взгляд, передача права требования участнику может быть отражена в акте приема-передачи, составленном в отношении всего имущества ликвидируемого юридического лица. На основании такого акта или иного документа (например, решения ликвидационной комиссии (ликвидатора)) суд производит замену кредитора в порядке процессуального правопреемства (ст. 48 АПК РФ, ст. 44 ГПК РФ, смотрите также постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 02.03.2005 N Ф08-642/05, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2015 N 07АП-6251/15, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2012 N 08АП-3028/12).

Как видим, отсутствие универсального правопреемства в правах кредитора при ликвидации юридического лица не препятствует замене взыскателя в порядке процессуального правопреемства при передаче участнику ликвидируемого общества права на получение дебиторской задолженности, оставшегося у ликвидируемого общества после удовлетворения требований кредиторов.

Полагаем, что в случае передачи дебиторской задолженности учредителю в рамках цессии дохода в сумме дебиторской задолженности у ООО не возникает, поскольку в этом случае также не происходит погашения дебиторской задолженности покупателя.

Вместе с тем полученная при ликвидации организации дебиторская задолженность, по мнению представителей налогового ведомства, признается доходом участника — физического лица, полученным в натуральной форме (письмо ФНС России от 21.06.2016 N БС-4-11/[email protected]).

При этом дата фактического получения дохода в таком случае определяется как день передачи доходов в натуральной форме.

В этом случае ликвидируемая организация, в силу п.п. 1, 2 ст. 226 НК РФ, признается налоговым агентом по НДФЛ.

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

аудитор, член РСА Завьялов Кирилл

Контроль качества ответа:

Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ

профессиональный бухгалтер Родюшкин Сергей

http://taxpravo.ru/analitika/statya-412884-perehod_prava_trebovaniya_debitorskoy_zadoljennosti_k_uchreditelyu_v_kachestve_raschetov_za_ustavnyiy_kapital_pri_likvidatsii_obschestva

Установлен запрет на уступку прав требования по взысканию задолженности по ЖКХ третьим лицам

Федеральным законом вводится запрет на уступку права (требования) по взысканию просроченной задолженности по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги третьим лицам, в том числе кредитным организациям или лицам, осуществляющим деятельность по возврату просроченной задолженности физических лиц.

Право взыскивать в судебном порядке просроченную задолженность по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги возлагается только на наймодателя жилого помещения, управляющую организацию, иное юридическое лицо или индивидуального предпринимателя, которым в соответствии с ЖК РФ вносится плата за жилое помещение и коммунальные услуги.

При этом допускается уступка права (требования) по возврату такой задолженности на основании соответствующего договора только вновь выбранной, отобранной или определенной управляющей организации, созданным товариществу собственников жилья либо жилищному кооперативу или иному специализированному потребительскому кооперативу, иной ресурсоснабжающей организации, отобранному региональному оператору по обращению с твердыми коммунальными отходами.

Читайте так же:  Изменение учредителя ооо форма

В случае уступки права (требования) по возврату задолженности третьим лицам, в том числе кредитным организациям или лицам, осуществляющим деятельность по возврату просроченной задолженности физических лиц, заключенный договор считается ничтожным.

Кроме того, установлено, что каждый собственник помещения в многоквартирном доме самостоятельно исполняет обязанности по договору управления многоквартирным домом (в том числе по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги) и не отвечает по обязательствам других собственников помещений в данном доме.

Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

http://www.consultant.ru/law/hotdocs/58671.html/

Налоговики «накрыли» схему по цессии между взаимозависимыми компаниями

Здравствуй, Регфорум! Сначала давайте рассмотрим суть. Одно взаимозависимое ООО «А» дало другому ООО «М» займ на сумму более 50 млн. рублей. Далее займодавец уступил свои права требования за 10 тыс. рублей третьей организации ООО «Л», а сам впоследствии был ликвидирован. Эта организация в свою очередь переуступила права требования физическому лицу П. – все тому же учредителю заемщика и займодавца, который впоследствии совершил сделку по прощению долга.

Налоговая инспекция в ходе выездной проверки включила задолженность по договору в состав внереализационных доходов, установив, что П. являлся учредителем и руководителем ООО «А» и ООО «М», а последнее было ликвидировано по решению учредителя.

Инспекторы решили, что П. при помощи ООО создал схему по уходу от налогообложения, заключив фиктивных соглашений по переуступке прав, занизил доходы на сумму кредиторской задолженности при 100%-ной взаимозависимости и подконтрольности Обществ.

ООО «А» оспаривала решение налоговиков в суде (дело № А40-34219/2015), опровергая выводы налоговиков, Общество пояснило, что оно являлось должником по договорам займа и в силу статьи 382 ГК не могла повлиять на процесс перемены кредиторов.

В судах трех инстанций (постановление кассации Ф05-3415/2016 от 26.05.2017) решение инспекции устояло. Одним из ключевых аргументов судов было то что директор ООО «А» на допросах рассказал, что все вопросы по займам, переуступке задолженностей в адрес третьих лиц (ООО «Л», П.), решались непосредственно учредителем – П.

На мой взгляд, судебное решение по делу № А40-34219/2015 отлично демонстрирует, что отношение инспекции к любым формам взаимозависимости, а уж к прямой (в данном случае одно и то же лицо было учредителем и заемщика и займодавца) – это отношении однозначно предвзятое. Таким образом, при налоговом планировании компаниям лучше избегать любых форм зависимости.

Сегодня уже уходят в прошлое типичные и надоевшие доначисления НДС и налога на прибыль по сделкам с «однодневками». Но зато укрепляются новые тренды налоговой практики – они будут перемещаться в сторону трансфертного ценообразования и выявления взаимозависимости в поисках необоснованной налоговой выгоды.

В данном деле налогоплательщика подвели показания свидетеля (директора ООО «А»). На мой взгляд, большое влияние на выводы суда оказали распространенные в делах по «однодневкам» – свидетельские показания и почерковедческая экспертиза. Это традиционно слабые звенья сослужили плохую службу налогоплательщику.

Директор и ликвидатор выполняли свои функции формально, поэтому дать толковые показания по финансово-хозяйственной деятельности не смогли, а подписи под документами, которые являются основанием сделок по уступке прав выполнены не ими, а неустановленными личностями. Такое положение дел лишает эти документы доказательственной силы, а саму сделку и последующие за ней делает несостоявшимися. Документооборот по ним считается фиктивным, так же как и ссылки на какие-либо платежи по таким документам суд признает несостоятельными.

Рассматриваемый случай – это пример того, как не надо заниматься налоговым планированием. Ситуация наглядно демонстрирует отсутствие главной детали в этой сделки, которую налоговики признали схемой – это экономическое и логическое обоснование сделок. По сути мы видим круговорот денежных средств, подконтрольных физическому лицу с целью налоговой экономии. Суды в трех инстанциях это подтвердили – все вопросы по хозяйственным операциям, связанным с привлечением Обществом заемных средств и их возвратом, переуступки задолженностей в адрес 3 лиц, прощением долга решались непосредственно единственным учредителем.

На самом деле именно взаимозависимость всех ООО привлекла первоначальное внимание налоговой инспекции. Уже после этого инспекторы рассмотрели сделки повнимательнее, обратили внимание на их нелогичность, с точки зрения экономики, выявила взаимозависимость и подконтрольность формально независимых третьих лиц и наличие необоснованной налоговой выгоды.

По результатам проверки ООО «А» получило недоимку около 18 млн. рублей в виде налога на прибыль за сумму займа не включенную во внереализационные доходы.

http://regforum.ru/posts/3243_nalogoviki_nakryli_shemu_po_pereustupke_prava_trebovaniya_mezhdu_vzaimozavisimymi_kompaniyami/

Передача права требования от ликвидированной организации к ее участнику (юр

#1 Рутгер Рутгер —>

Возникла следующая ситуация. Юрлицо «А»

поставило юрлицу «Б» продукцию, которая не была оплачена. В ближайшее время юрлицо «А» будет ликвидировано, задолженность к этому времени оплачена не будет.

В договоре поставки существует запрет уступки права требования. Это значит, что до момента ликвидации юрлицо «А» не сможет уступить право требования к юрлицу «Б», потому что такая сделка является недействительной (подтверждается арбитражной практикой).

Вижу только два варианта решения проблемы:

1. Уступка права требования факторинговой компании. В соответствии с п. 1 ст. 828 ГК РФ уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении.

2. Передача права требования участнику юрлица «А» после ликвидации юрлица «А» в порядке универсального правопреемства. В соответствии с п. 7 статьи 63 ГК РФ оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительными документами юридического лица.

Факторинговой компании долг продавать не очень хочется, так как он в любом случае будет продан с дисконтом. Не очень понятно, как документально оформить переход долга от юрлица «А» к его учредителю после ликвидации юрлица «А». Указание на это в ликвидационном балансе? Составление некоего акта передачи имущества, который подпишет председатель ликвидационной комиссии и учредитель, из которого следует, что право требование к юрлицу «Б» перешло к учредителю? Исходим из того, что после завершения расчетов с кредиторами при ликвидации юрлица «А» право требования к юрлицу «Б» остается.

Читайте так же:  Государственная регистрация юридических лиц гражданское право

У кого имеется опыт таких процедур? Есть ли какие-то принципиальные возражения?

Есть еще и процессуальный вопрос — договор поставки предусматривает передачу дела в третейский суд, после передачи права требования в порядке универсального правопреемства третейская оговорка сохраняется (по аналогии с цессией, при которой согласно устоявшейся арбитражной практике третейская оговорка сохраняется)?

Сообщение отредактировал Рутгер: 12 Октябрь 2012 — 17:20

http://forum.yurclub.ru/index.php?showtopic=341142

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

О суде

Возмездность цессии (перевода долга)

Нередко в судебной практике поднимается вопрос: должен ли суд выяснять возмездность цессии (перевода долга), если об этом не заявляет ни одна из сторон.

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

Поэтому при рассмотрении судом иска, предъявленного в защиту права, суд должен в первую очередь рассмотреть вопрос о наличии законного права, в том числе в случаях рассмотрения иска, основанного на договоре цессии (перевода долга) — проверить законность цессии (перевода долга), и, следовательно, наличие у стороны спора права, основанного на цессии, либо обязанности, основанной на переводе долга.

В соответствии с пунктом 1 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Статья 575 Гражданского кодекса Российской Федерации запрещает дарение между коммерческими организациями.

Из смысла статей 572 и 575 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что институт дарения в полной мере применим и к отношениям по уступке права требования (переводу долга), в том числе в части запрета безвозмездной уступки права (перевода долга) между коммерческими организациями.

И, наоборот, дарение права требования (перевода долга) в отношениях между некоммерческими организациями может иметь место с соблюдением требований пунктов 3, 4 статьи 576 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Также не запрещена законом безвозмездная передача права требования от коммерческой организации к некоммерческой, в том числе бюджетной, например, учреждению. В то же время если, наоборот, бюджетная некоммерческая организация безвозмездно передаст право (требование), недействительность цессии будет связана уже с иным основанием — отсутствием полномочий на такое распоряжение государственным (муниципальным) имуществом, нарушением специальной правоспособности.

Практика показывает, что неисследованность вопроса о возмездности цессии (перевода долга) является распространенной судебной ошибкой, которая неизбежно ведет к отмене судебных актов.


Указание о возмездности цессии не обязательно в самом договоре.

В силу пункта 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

По мнению Брагинского М.И. и Витрянского В.В., приводящих также мнение Маковского А.Л. и Новицкого И.Б., «отсутствие в соглашении об уступке прав требования, заключенном между коммерческими организациями, условий об оплате цессионарием получаемого права либо об ином встречном предоставлении само по себе не может являться основанием для признания указанного соглашения договором дарения. Напротив, следует исходить из презумпции возмездности всякого гражданско-правового договора, предусмотренной пунктом 2 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации». «поэтому такое соглашение может быть квалифицировано как договор дарения лишь в тех случаях, когда в его тексте положительно решен вопрос о безвозмездности передачи дара либо когда заинтересованным лицом будет доказано отсутствие какой-либо причинной обусловленности безвозмездной уступки права» 1 .

Согласившись с выводами о презумпции возмездности цессии, указанным авторам можно возразить относительно квалификации судом безвозмездности цессии только по инициативе заинтересованного лица. Выше уже было указано, что суд при рассмотрении спора, основанного на цессии, должен проверить законность передачи права. Поэтому, независимо от возражений заинтересованного лица, суду следует выяснить, как стороны предполагают рассчитаться за переданное право требования, чем подтверждаются их приготовления, как они договорились о цене передаваемого права и чем эта договоренность подтверждается. Последнее обстоятельство имеет значение потому, что, хотя право требования как имущественное право и отнесено законодателем к разряду имущества (статья 1128 Гражданского кодекса Российской Федерации), однако, оно имеет свою специфику, отличие от традиционных видов имущества.

Казалось бы, по аналогии с другими договорами, например, договором купли — продажи, при отсутствии в нем условия о цене передаваемого права (перевода долга) ее можно было бы определить по правилам пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации. И, следовательно, при отсутствии прямо выраженной в содержании договора воли сторон на безвозмездность цессии можно было бы считать его возмездным. Однако вряд ли можно рассуждать так, что стороны имели в виду возмездность договора, а в связи с отсутствием соглашения о цене рассчитывали на обычно применяемые цены. Специфика данного имущества делает определение его стоимости по правилам статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации проблемным, затруднительным, если оно не определено сторонами. При заключении такого договора у обеих сторон — коммерческих организаций должен быть экономический интерес, основанный на началах возмездности. Поэтому в любом случае стороны договора о перемене лица в обязательстве должны обосновать этот интерес, в том числе и размер предполагаемого встречного предоставления. В то же время о достижении соглашения по поводу возмездности цессии могут свидетельствовать последующие действия сторон, в том числе встречное соразмерное предоставление цессионарием цеденту.

Во-вторых, следует помнить о возможной мнимости условия о возмездности цессии. Поэтому при выяснении воли сторон относительно возмездности цессии следует выяснить, в частности, причины, почему после заключения договора цессии его стороны на протяжении длительного времени не ставили и не ставят вопрос о возмездном предоставлении и не свидетельствуют ли эти обстоятельства о направленности воли сторон на дарение.

Даже и при наличии в договоре цессии условия об оплате переданного права требования, но отсутствии длительное время реальных действий хотя бы одной из сторон по оплате (истребованию оплаты), суду следует обсудить вопрос о том, не является ли данное условие договора мнимым (статья 170 Гражданского кодекса Российской Федерации) и не является ли цессия ничтожной в силу безвозмездности.

Читайте так же:  Ответственность номинального директора ооо

Из закона не следует, что у нового кредитора на момент заключения договора цессии уже должна иметься задолженность перед первоначальным кредитором. Последующая оплата переданного права требования не противоречит закону. Закон не запрещает передачу права требования путем продажи права.

По делу № А-32-2677/2000-15/88 (вх. Ф08-3473/2000) апелляционная инстанция при оценке договоров цессии сделала вывод, что в момент уступки требования у кредитора должна быть задолженность перед новым кредитором, в противном случае цессия безвозмездна. Кассационная инстанция указала, что данный вывод ошибочен. Глава 24 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит обязательного требования о том, что на момент передачи права требования у кредитора должна иметься задолженность, в погашение которой передается право требования. В силу статьи 575 Кодекса цессия между коммерческими организациями должна быть возмездной. Однако закон не регламентирует форму возмездности и, в частности, не запрещает последующую оплату переданного права требования.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.98 № 1676/98 отмечается, что передача права (требования) по договору продажи не противоречит статье 386 Гражданского кодекса Российской Федерации и в целом параграфу 1 главы 24 Кодекса.

Возмездность передаваемого права требования не может ставиться под условие реального истребования новым кредитором долга с должника. Договор, по которому новый кредитор обязался перечислять первоначальному кредитору суммы только после взыскания их с должника, не является цессией, поскольку противоречит главе 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, предполагающей безусловную замену лица в обязательстве. И эта безусловность относится в том числе и к возмездности сделки по перемене лица в обязательстве.

По делу вх. Ф08-1990/99 в договоре уступки права требования предусмотрено, что полученные с должника денежные средства за вычетом определенной суммы цессионарий обязан перечислить на расчетный счет цедента. В связи с этим кассационная инстанция сделала вывод, что первоначальный кредитор из обязательства не выбывает, поскольку остается правообладающим лицом на сумму, превышающую причитающуюся новому кредитору, что противоречит главе 24 Кодекса.

При рассмотрении дела № А-63-1277/2000-С1, вх. Ф08-643/2001 в соответствии договором цессии в счет уступленного права требования новый кредитор должен перечислить первоначальному кредитору стоимость уступленного права после исполнения должником обязательства в полном объеме. Кассационная инстанция указала, что данное условие противоречит статье 575 и главе 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку возмездность цессии носит не безусловный характер, а поставлена в зависимость от исполнения обязательства должником.

По делу № 28/7, вх. Ф08-2640/2000 договором цессии предусмотрено, что после удовлетворения должником уступленного права требования новый кредитор должен рассчитаться с первоначальным кредитором в порядке, определяемом дополнительным соглашением сторон, то есть вопрос об обязанности оплаты переданного права поставлен под условие. Кассационная инстанция указала, что суд, во-первых, не дал оценку этому условию договора, и, во-вторых, не выяснил, произошла ли оплата уступленного права вне зависимости от данного условия договора. 1

Белов В.А. в своей монографии не согласился с аналогичными выводами Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащихся в постановлениях по ряду конкретных дел, считая, что отсутствие четкого законодательного определения в вопросе о том, по какому основанию можно совершить уступку требования, означает, что допустимо любое не противоречащее закону основание. По мнению автора, можно говорить о том, что условие об оплате переданного права только после истребования долга от должника не противоречит закону, поскольку в данном случае не произошло передачи пассива, связанного с требованием — риска невозможности его осуществления, который продолжает оставаться на цеденте 2 .

С таким утверждением трудно согласиться, поскольку смешиваются такие институты, как поручение, по которому кредитор (доверитель) может поручить поверенному совершить определенные юридические действия (в том числе по истребованию долга), и цессия, когда кредитор выбывает из обязательства, и передаваемое действительное право требования должно получить встречное возмездное предоставление. Величина риска невозможности реализации передаваемого права требования может быть учтена сторонами при определении его цены. Смешивание поручения и цессии создает невозможность применения к данному договору норм и того, и другого института. Представим себе ситуацию, когда новый кредитор не будет взыскивать задолженность с должника. Утративший право (требование) первоначальный кредитор лишен возможности при предъявлении к новому кредитору убытков в связи с неполучением возмездного предоставления по цессии доказать их, поскольку по договору цессии новый кредитор не обязывался перед первоначальным кредитором непременно взыскать задолженность. Не может быть к нему предъявлено и требование об оплате права, поскольку обязанность по оплате возникает у него только после истребования задолженности.

Безвозмездность цессии может выражаться не только в отсутствии условия об оплате и фактической оплаты, но и в явной несоразмерности предусмотренной договором цены прав (требований) их объему.

По делу № А-53-134/2000-С1/17, вх. Ф08-1035/2000 кассационная инстанция указала на необходимость дать оценку с точки зрения возмездности условию договора цессии о том, что цессионарий приобрел у цедента за 10 000 рублей право требования по договору поставки 607 тонн семян подсолнечника на общую сумму 455 250 рублей.

Безусловно, что сумма передаваемого по договору цессии права требования и его цена не обязательно должны совпадать, иначе отсутствует экономическая обусловленность такого договора, в особенности при возмездности, основанной на продаже права. В то же время суд должен оценить соразмерность договорной цены права и объема передаваемого права.

Таким образом, могут иметь место различные варианты безвозмездной цессии (перевода долга):

  • Когда в договоре отсутствует условие о возмездности и поведение сторон (статья 431 Гражданского кодекса Российской Федерации) позволяет сделать вывод об отсутствии у них воли на возмездное встречное предоставление.
  • Когда в договоре имеется условие об оплате уступаемого права (требования) либо перевода долга, но поведение сторон свидетельствует о мнимости данного условия.
  • Когда определенная сторонами цена права (требования) или перевода долга явно несоразмерна объему передаваемого требования (перевода долга).

Ю.В.Рыжков*

*Автор: Рыжков Юрий Викторович — судья, стаж работы в Федеральном арбитражном суде Северо-Кавказского округа 5 лет

«Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа», N 1, апрель-июнь 2001 г.

1 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М., 2000. С.346.

2 Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М., 2000. С.244.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://fassko.arbitr.ru/novosti/vestnik/archive/14479.html

Учредитель передает право требования
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here