Воля сторон при противоречии уставе ооо

Главное в статье: "Воля сторон при противоречии уставе ооо" с выводами и комментариями специалистов. Если требуется уточнение какого-то вопроса или актуализация данных на 2020 год, то обращайтесь к дежурному консультанту.

Право участника на выход из общества зависит от формулировок устава

Ответ на этот вопрос зависит от того, когда был утвержден устав ООО в рассматриваемой редакции: до 1 июля 2009 г. или после. Ведь именно с этой даты вступил в силу Федеральный закон от 30.12.2008 № 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 312-ФЗ).

Напомним, что Законом № 312-ФЗ была изменена ст. 26 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО), регулирующая вопросы выхода участника общества из общества. Старая редакция этой статьи позволяла участнику общества выйти из общества в любое время, независимо от согласия других его участников или самого общества. В соответствии с действующей редакцией ст. 26 Закона об ООО такой выход возможен только в том случае, если соответствующее прямо предусмотрено уставом общества. Это значит, что если в уставе такого положения нет, то добровольный выход участника из общества следует считать невозможным.

В соответствии с п. 1 ст. 26 Закона об ООО право участника общества на выход из общества может быть предусмотрено:

  • уставом общества при его учреждении;
  • при внесении изменений в его устав по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Исходя из этого в случае, если при учреждении общества после 1 июля 2009 г. в устав общества не было включено положение о возможности выхода участника из общества, то даже наличие других положений (в данном случае о выплате действительной стоимости доли) не даст участнику права на выход из общества.

Другое дело, если устав общества был утвержден до вышеуказанной даты. Старая редакция Закона об ООО не требовала специальных оговорок в уставе на предмет выхода участника из общества. Как уже говорилось выше, он в любой момент мог выйти из общества вне зависимости от того, предусмотрена была такая возможность уставом или нет.

В связи с этим на возможность выхода участника общества из ООО влияет то, были ли в нем положения, предусматривающие возможность выхода участника из общества, или нет.

Президиум ВАС РФ в п. 21 информационного письма от 30.03.2010 № 135 «О некоторых вопросах, связанных с применением статьи 5 Федерального закона от 30.12.2008 № 312-ФЗ „О внесении изменений в часть первую ГК РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации“» разъяснил, что если устав общества, созданного до 1 июля 2009 г., содержал положение о праве участников общества на выход из общества, то это право сохраняется у них и после этой даты. Независимо от того, вносились ли в устав общества изменения в связи с приведением его в соответствие с новым законодательством. Если устав общества, созданного до дня вступления в силу Закона № 312-ФЗ, не содержал такого положения, то с 1 июля 2009 г. его участники не имеют права выйти из общества в порядке, предусмотренном ст. 26 Закона об ООО. Такое право может быть закреплено в уставе тремя четвертями голосов от общего числа голосов участников общества до 1 января 2011 1 г. или после этой даты всеми участниками общества единогласно.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В связи с этим необходимо разобраться, можно ли положение устава общества (учрежденного до 1 июля 2009 г.) о том, что оно обязано выплатить участнику, подавшему заявлению о выходе из него, действительную стоимость его доли, рассматривать как положение, предусматривающее право участника на выход из общества.

К сожалению, в арбитражной практике в настоящий момент отсутствуют споры, прямо затрагивающие поставленный вопрос. Только в одном деле, касающемся выплаты действительной стоимости доли участнику, выходящему из общества, суды вскользь коснулись этого вопроса (см. постановление ФАС Поволжского округа от 26.11.2012 по делу № А65-25147/2010). В этом решении арбитражный суд установил, что устав общества в редакции от 23.07.2007 не содержит запретов на выход участника из общества и не предусматривает получение согласия других участников на такой выход. В то же время в нем есть положение, согласно которому общество обязано выплатить участнику, подавшему заявлению о выходе из него, действительную стоимость его доли в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в течение которого подано заявление о выходе из общества. При этом устав не приводился в соответствии с нормами Закона № 312-ФЗ. По мнению суда, поскольку это положение не противоречит положениям абз. 2 п. 6.1 ст. 23 Закона об ООО (в редакции Закона № 312-ФЗ), то оно применимо к отношениям сторон.

Это решение фактически подтверждает, что наличие данного положения в уставе общества дает участнику право на выход из общества.

Уставы обществ, созданных до дня вступления в силу Закона № 312-ФЗ, подлежат приведению в соответствие с частью первой Гражданского кодекса РФ (в редакции Закона № 312-ФЗ) и Федеральным законом от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (в редакции Закона № 312-ФЗ) при первом изменении уставов таких обществ (п. 3 ст. 5 Закона № 312-ФЗ).

1 В соответствии с ч. 10 ст. 5 Закона № 312-ФЗ.

Воля сторон при противоречии уставе ооо

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

«Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!»

Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 ноября 2011 г. N 12АП-8314/11 (ключевые темы: устав ООО — дубликат — решение общего собрания — 14-ФЗ — перерегистрация)

Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 ноября 2011 г. N 12АП-8314/11

21 ноября 2011 г.

Дело N А12-11603/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 16 ноября 2011 года.

Полный текст постановления изготовлен 21 ноября 2011 года.

Двенадцатый арбитражный апелляционный суд в составе

председательствующего судьи Дубровиной О.А.,

судей Луговского Н.В., Цуцковой М.Г.,

при ведении протокола судебного заседания секретарём судебного заседания Бусянковой Е.И.,

при участии в судебном заседании представителя Савина Олега Борисовича — Щепетновой Л.В., действующей на основании доверенности от 12.07.2011,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Бровко Владимира Владимировича, на решение арбитражного суда Волгоградской области от 02 сентября 2011 года по делу N А12-11603/2011 (судья Беляева В.В.)

по заявлению Савина Олега Борисовича

к обществу с ограниченной ответственностью «ИГАРКА»,

третьи лица: Бровко Владимир Владимирович, Квинтюк Мирослав Романович, инспекция Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г.Волгограда,

Читайте так же:  Дивиденды акции ценная бумага

о признании недействительными положений устава,

в арбитражный суд Вологодской области обратился Савин Олег Борисович (далее по тексту — Савин О.Б., истец) с исковым заявлением о признании недействительными положений пунктов 6.18, 6.20 Устава общества с ограниченной ответственностью «ИГАРКА» (далее по тексту — ООО «ИГАРКА», общество, ответчик) в редакции 2011 года в части определения количества голосов участников общества (Бровко В.В. — 50,1 от общего числа участников общества, Савин О.Б. — 49,9 голосов от общего числа участников общества).

Определением арбитражного суда Вологодской области от 14.07.2011 к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: инспекция федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Волгограда (далее по тексту — ИФНС России по Дзержинскому району г. Волгограда, налоговый орган, инспекция), Бровко В.В., Квинтюк М.Р. (листы дела 1-2 тома 1).

Решением арбитражного суда Вологодской области от 02.09.2011 требования Савина О.Б. удовлетворены, положения пунктов 6.18, 6.20 Устава ООО «ИГАРКА» в редакции 2011 года в части определения количества голосов участников общества (Бровко В.В. — 50,1 голосов от общего числа участников общества, Савин О.Б. — 49,9 голосов от общего числа участников общества) признаны недействительными. Суд взыскал с общества в пользу Савина О.Б. судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 4 000 рублей.

Бровко В.В. не согласился с решением суда первой инстанции и обратился в Двенадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить по основаниям, изложенным в ней, и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объёме.

Савин О.Б. возражает против удовлетворения апелляционной жалобы по основаниям, изложенным в отзыве на неё.

ООО «ИГАРКА», ИФНС России по Дзержинскому району г. Волгограда и Квинтюк М.Р., в нарушение положений статьи 262 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту — АПК РФ) и определения Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2011, отзывы на апелляционную жалобу не представили.

Ответчик и третьи лица в судебное заседание не явились, о месте и времени рассмотрения жалобы извещены надлежащим образом, согласно требованиям статьи 123 АПК РФ, что подтверждается имеющимися в материалах дела уведомлениями о вручении почтовых отправлений. В соответствии с частью 3 статьи 156 АПК РФ суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Исследовав материалы дела, рассмотрев доводы апелляционной жалобы и отзыва, оценив имеющиеся в материалах дела доказательства на основании статьи 71 АПК РФ, арбитражный суд апелляционной инстанции пришёл к выводу, что она не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц в отношении ООО «ИГАРКА» от 08.07.2011, Савин О.Б. является участником ООО «ИГАРКА» с долей в уставном капитале 50 %, вторым участником общества является Бровко В.В. с долей в уставном капитале 50 %.

Савин О.Б. обратился к генеральному директору ООО «ИГАРКА» Квинтюку М.Р. с требованием, изложенным в письме от 23.06.2011, о предоставлении для ознакомления учредительных документов общества, в ответ на которое Квинтюк М.Р. письмом от 27.06.2011 N 1/2011 указал, что документы изъяты и удерживаются учредителем общества Бровко В.В.

В связи с изложенным, истец заказал дубликат устава общества в ИФНС по Дзержинскому району г. Волгограда, и при ознакомлении с ним установил, что его текст отличается от того текста, который был утверждён на внеочередном собрании участников от 04.05.2011, повесткой дня которого было приведение учредительных документов общества в соответствие в действующим законодательством, а именно с частью первой Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в редакции Федерального закона от 30.12.2008 N 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Так, в дубликате устава, выданном налоговым органом, пункты 6.18 и 6.20 содержат следующее распределение голосов участников: Бровко В.В. — 50,1 от общего числа голосов участников общества, Савин О.Б. — 49,9 от общего числа голосов участников общества.

Савин О.Б., посчитав данные положения устава ООО «ИГАРКА» (пункты 6.18 и 6.20) противоречащими положениям статьи 32 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Суд первой инстанции, удовлетворяя требования истца, обоснованно исходил из следующего.

Как следует из материалов дела, предыдущие редакции устава ООО «ИГАРКА» 2005-2008 годов предусматривали распределение голосов участников общества пропорционально размеру их долей в уставном капитале общества.

Аналогичные позиции содержались в утверждённом на общем собрании участников от 04.05.2011 тексте устава ООО «ИГАРКА» в редакции 2011 года.

Между тем, согласно пунктам 6.18 и 6.20 дубликата устава, выданного налоговым органом, голоса участников общества распределены следующим образом: Бровко В.В. — 50,1 от общего числа голосов участников общества, Савин О.Б. — 49,9 от общего числа голосов участников общества.

При этом пунктом 6.21 дубликата устава предусмотрено, что все вопросы, касающиеся отчуждения имущества общества, смены исполнительного органа общества, а также иные важные вопросы управления обществом, решаются большинством голосов от общего числа участников общества.

Таким образом, в соответствии с положениями дубликата устава для принятия решения по названным вопросам, как и по большинству других вопросов, достаточно голосования Бровко В.В., который в результате изменения количества голосов имеет возможность определять позицию общества, что нивелирует участие истца в делах общества, делает незначимой его позицию при голосовании при повестке дня.

Согласно статье 32 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» каждый участник общества имеет на общем собрании участников общества число голосов, пропорциональное его доле в уставном капитале общества, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Уставом общества при его учреждении или путём внесения в устав общества изменений по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно, может быть установлен иной порядок определения числа голосов участников общества. Изменение и исключение положений устава общества, устанавливающих такой порядок, осуществляются по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно.

Судами обеих инстанций установлено, что при проведении последнего внеочередного общего собрания участников ООО «ИГАРКА» (протокол от 04.05.2011) на повестке дня стоял вопрос приведения устава общества в соответствие в частью первой Гражданского Кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в редакции Федерального закона от 30.12.2008 N 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Из анализа положений статьи 32 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» следует, что определение порядка распределения голосов участников общества является самостоятельным вопросом повестки дня и требует принятия по нему решения всеми участниками общества.

Между тем, из протокола внеочередного общего собрания участников ООО «ИГАРКА» от 04.05.2011 следует, что голосование по вопросу внесения изменений в устав общества о порядке распределения голосов участников общества не проводилось. Доказательств обратного ответчиком, в нарушение положений статьи 65 АПК РФ, не представлено, равно как и не представлено доказательств того, что названный вопрос ставился на каких-либо иных собраниях общества.

Читайте так же:  Внесение изменений в устав мингорисполком

В связи с изложенным, суд первой инстанции, правомерно указав на противоречие пунктов 6.18, 6.20 Устава ООО «ИГАРКА» в части определения количества голосов участников общества положениям статьи 32 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», пришёл к обоснованному выводу об их недействительности.

Довод подателя апелляционной жалобы о том, что оспариваемые положения были внесены в Устав на основании решения общего собрания участников от 04.05.2011 не соответствует действительности и противоречит имеющимся в деле доказательствам.

Как следует из содержания указанного протокола, 04 мая 2011 года на общем собрании участников выступил Савин О.Б., который сообщил собранию об изменениях, внесённых в законодательные акты Федеральным законом от 30.12.2008 N 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», пояснил необходимость проведения перерегистрации устава ООО «ИГАРКА». В связи с изложенным, предложил внести изменения в устав согласно новой редакции, утвердить устав ООО «ИГАРКА» в новой редакции, осуществить перерегистрацию устава ООО «ИГАРКА» в новой редакции.

При этом вопрос об изменении порядка определения голосов участников общества в повестке дня не значится. Из протокола данного собрания не видно, что участниками производилось голосование по этому вопросу.

Кроме того, согласно положениям статьи 32 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» если изменение общего порядка определения голосов участников общества происходит после его учреждения, то оно осуществляется на основании соответствующего решение общего собрания участников, из которого должна явствовать воля сторон на определение иного порядка определения их голосов.

Между тем, согласия на уменьшение количества своих голосов Савин О.Б. не давал. Действия директора ООО «ИГАРКА» Квинтюка М.Р. по подписанию и предоставлению на государственную регистрацию устава общества не являются доказательством волеизъявления Савина О.Б. на изменение количества своих голосов.

Довод Бровко В.В., изложенный в апелляционной жалобе, о рассмотрении судом первой инстанции настоящего дела в ином порядке, в связи с содержанием в оспариваемом решении указания на нарушение процедуры проведения собрания, на противоречие между повесткой дня и принятым решением, не соответствует действительности. Оспариваемый судебный акт не содержит выводов, на которые указывает податель апелляционной жалобы.

Доказательств, опровергающих выводы суда первой инстанции, Бровко В.В., в нарушение положений статей 65 , 67 и 68 АПК РФ, не представлено.

Таким образом, оценив в совокупности материалы дела и доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия считает, что выводы, изложенные в обжалуемом решении, соответствуют обстоятельствам дела, судом применены нормы права, подлежащие применению, вследствие чего, апелляционная жалоба Бровко В.В. не подлежит удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

решение арбитражного суда Волгоградской области от 02.09.2011 по делу N А12-11603/2011 оставить без изменения, апелляционную жалобу Бровко Владимира Владимировича — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объёме, через арбитражный суд, принявший решение.

Единогласность принятия решений как воля участников ООО

Закон об ООО допускает установление в уставе общества большего, чем в законе, числа голосов для принятия решений общим собранием участников общества. Максимальный предел увеличения законом не установлен. Однако мы с удивлением обнаружили судебную практику, свидетельствующую о своеобразной трактовке норм, позволяющих устанавливать кворум, отличный от установленного законом.

В соответствии с Федеральным законом от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) общее собрание участников общества проводится в порядке, установленном законом, уставом общества и его внутренними документами.

Кворум, установленный законом

Данным законом установлено разное количество голосов для принятия различных решений (ст. 37):

1) решения о реорганизации и ликвидации общества (подп. 11 п. 2 ст. 33) принимаются только при единогласном голосовании;

2) для изменения устава общества, в том числе размера уставного капитала, а также по иным вопросам, определенным уставом (подп. 2 п. 2 ст. 33), необходимо большинство не менее двух третей голосов от общего числа голосов участников общества;

3) большинством голосов от общего числа голосов участников общества принимаются следующие решения:

  • определение основных направлений деятельности общества, а также принятие решения об участии в ассоциациях и других объединениях коммерческих организаций;
  • образование исполнительных органов общества и досрочное прекращение их полномочий, а также принятие решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющему, утверждение такого управляющего и условий договора с ним;
  • избрание и досрочное прекращение полномочий ревизионной комиссии (ревизора) общества;
  • утверждение годовых отчетов и годовых бухгалтерских балансов;
  • принятие решения о распределении чистой прибыли общества между участниками общества;
  • утверждение (принятие) документов, регулирующих внутреннюю деятельность общества (внутренних документов общества);
  • принятие решения о размещении обществом облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг;
  • назначение аудиторской проверки, утверждение аудитора и определение размера оплаты его услуг;
  • назначение ликвидационной комиссии и утверждение ликвидационных балансов;

При этом в ст. 37 Закона об ООО сделана оговорка: «. если необходимость большего числа голосов для принятия таких решений не предусмотрена настоящим Федеральным законом или уставом общества».

Таким образом, закон допускает увеличение кворума уставом, но не указывает пределы и правила такого увеличения. Это означает, что участники общества могут предусмотреть по разрешенному кругу вопросов единогласное голосование, что зачастую и происходит.

Возможность увеличить количество голосов до 100%

Такое условие в уставе имеет и положительные, и отрицательные последствия. Например, это условие позволяет участникам блокировать деятельность общества, препятствуя принятию важных решений (воздерживаясь от голосования, уклоняясь от присутствия на общем собрании, голосуя против). Это особенно заметно в обществах с двумя или тремя участниками. Но такое условие и положительно влияет на работу общества, пресекая единоличное принятие важных решений участником с наибольшей долей в уставном капитале.

Мотивы, по которым участники закрепили в уставе такую волю, могут быть разными. Гораздо интереснее другое: в судебной практике есть решения, в которых суды признавали положения устава о единоличном голосовании (в случае когда законом предусмотрен меньший кворум) противоречащими закону.

Так, в одном деле суд указал, что «условие об избрании генерального директора общества единогласным голосованием может практически парализовать деятельность общества, поскольку несогласие одного или нескольких участников общества относительно предлагаемой кандидатуры на должность генерального директора делает невозможной деятельность общества без единоличного исполнительного органа». Вывод суда основывался на такой трактовке положений ст. 37 Закона об ООО: «Примененное законодателем выражение „большее число голосов“ не означает и не может означать „единогласно“, а означает, что в уставе общества может быть предусмотрено, что принятие решений по вопросам, по которым закон предусматривает простое большинство голосов, производится, например, двумя третями голосов или тремя четвертями голосов». (см. постановление ФАС Московского округа от 24.02.2004 по делу № КГ-А40/566-04).

Возникает вопрос: допускает ли закон, указывая на возможность большего количества голосов, что будут иметься в виду «все» голоса?

По нашему мнению, если не предусмотрен предел, то для принятия решения может быть установлено какое угодно количество голосов, в том числе и 100%.

Тем не менее некоторые суды принимают решение исходя из того, что истцы, оспаривающие законность решения общего собрания участников, видят в таком положении вещей нарушение своих прав или расширения прав участников.

Читайте так же:  Открыл на себя ооо за деньги

Так, по иску общества «Знание» к ООО «ПолиМастер» суд признал недействительным (ничтожным) п. 6.5 устава ООО в части единогласного порядка принятия решений по тем вопросам, которые не требуют единогласия в соответствии с Законом об ООО (постановление ФАС Московского округа от 27.04.2006 по делу № КГ-А40/3195-06).

Вывод тот же, причина иная

Приведем еще одно решение. Если в предыдущих примерах решения судов базировались на том, что «большее количество голосов» не означает «все», то в постановлении ФАС Московского округа от 26.02.2008 по делу № А40-26096/07-132-254 сказано следующее: «Суд апелляционной инстанции правомерно посчитал п. 14.4 Устава ООО „Тройка-3“, требующий единогласия всех участников общества при принятии решения об образовании исполнительных органов общества, противоречащим нормам Федерального закона „Об обществах с ограниченной ответственностью“, который в императивном порядке устанавливает случаи необходимости принятия решения всеми участниками общества единогласно (п. 8 ст. 37). То есть установление единогласного принятия решения признано недопустимым по другой причине: императивно в нормах Закона об ООО установлен исчерпывающий перечень вопросов, для принятия решений по которым предусмотрено единогласное голосование. Перечень признается судом закрытым. Следовательно, положения устава не могут его расширять за счет установления единогласного голосования.

Не будем приводить в пример иную позицию судов, признающую возможность увеличивать количество голосов для принятия решений до 100%. Их в судебной практике большинство. Однако, полагаем, совсем игнорировать существование описанного экстравагантного толкования норм Закона об ООО нельзя. Хотя такой подход легко подвергнуть критике, но хозяйствующим субъектам следует учитывать его при разработке условий устава ООО.

Кстати, характерно, что подобную практику с использованием справочных правовых систем нам удалось выявить только в Московском судебном округе (постановления ФАС Московского округа от 17.03.2005 по делу № КГ-А40/594-05-П, от 31.01.2008 № КГ-А40/14738-07-П, от 19.03.2007 по делу № КГ-А40/1531-07 и от 27.02.2006 № КГ-А40/492-06).

Видео (кликните для воспроизведения).

Причина такого подхода понятна: в некоторых ситуациях обязательность единогласного принятия решений блокирует и парализует деятельность общества. Но игнорирование воли участников, выраженной при разработке устава, — не выход.

В заключение хотелось бы отметить, что по некоторым вопросам, вынесенным на голосование, нет законодательного запрета на установление единогласного принятия решений, но реализация такого условия повлечет нарушение закона.

Например, в соответствии с п. 3 ст. 45 Закона об ООО лицо, заинтересованное в совершении сделки, не может участвовать в голосовании при принятии общим собранием участников общества решения о ее одобрении. Значит, что закрепление в уставе единогласного принятия решений по сделке с заинтересованностью будет противоречить закону (постановление ФАС Центрального округа от 27.06.2011 по делу № А14-10417/2010/266/20).

О противоречиях в законе «Об ООО» и ГК: и почему это важно знать тем, кто составляет уставы для обществ

Александр Миролюбов для своего блога на «Клерке» написал статью «О некоторых несуразностях в законах». Очень интересные выводы, советуем прочитать.

Ранее я обещал привести примеры некоторых несуразностей в уставах обществ с ограниченной ответственностью. Но прежде немного о законах, которые регулируют деятельность этих обществ.

Сначала примеры несуразностей в законах. Будет скучно и без картинок. Законы вообще без картинок. Потом будет значительно веселее. На живых примерах с картинками я покажу несуразности в уставах действующих крупных организаций (торговых сетей, солидных банков и пр.), в уставах из Интернета для бесплатного скачивания от «юридических фирм», в он-лайновских конструкторах уставов, в уставах от Министерства экономического развития и Федеральной налоговой службы, предлагаемых для неограниченного круга российских предпринимателей.

Пример внутреннего противоречия

Абзац 2 пункта 6 статьи 37 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (14-ФЗ):

«Протоколы всех общих собраний участников общества подшиваются в книгу протоколов, которая должна в любое время предоставляться любому участнику общества для ознакомления. По требованию участников общества им выдаются выписки из книги протоколов, удостоверенные исполнительным органом общества.»

Абзац 1 пункта 3 статьи 50 14-ФЗ:

«В течение пяти рабочих дней со дня предъявления соответствующего требования участником общества указанные в пункте 2 настоящей статьи документы должны быть предоставлены обществом для ознакомления … Общество по требованию участника общества обязано предоставить ему копии указанных документов».

Ссылки «вникуда»

Порядок проведения общего собрания участников ООО указан в статье 37 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (14-ФЗ). При этом его необязательно ещё раз повторять в уставе ООО, но некоторые это делают.

В пункте 2 указанной статьи есть ссылка на пункты 4 и 5 статьи 185 ГК РФ. (Это про доверенность представителю участника, для участия в собрании.)

В 2013 году в ГК РФ были внесены изменения, и указанные пункты, на которые ссылается 14-ФЗ, немного видоизменились и «переместились» в новую статью 185.1 ГК РФ, изменив при этом и свою нумерацию.

Ещё пример

Абзац 3 пункта 2 статьи 30 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (14-ФЗ) устанавливает обязанность общества:

«Общество обязано обеспечить любому заинтересованному лицу доступ к информации о стоимости его чистых активов, определенной в соответствии с настоящей статьей, в порядке, установленном пунктом 4 статьи 50 настоящего Федерального закона.»

Но с 30.07.2017 пункт 4 статьи 50 14-ФЗ видоизменился и стал пунктом 3 этой статьи.

Вопрос

Сохранилась ли после 30.07.2017 у общества обязанность «обеспечить любому заинтересованному лицу доступ к информации о стоимости его чистых активов в порядке, установленном пунктом 4 статьи 50» 14-ФЗ, если в указанном пункте этот порядок не установлен? И зачем это сделано?

Пример смешанного противоречия

Абзац 2 пункта 1 статьи 2 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (14-ФЗ):

«Участники общества, не полностью оплатившие доли, несут солидарную ответственность по обязательствам общества в пределах стоимости неоплаченной части принадлежащих им долей в уставном капитале общества.»

Абзац 2 пункта 1 статьи 87 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ):

«Участники общества, не полностью оплатившие доли, несут солидарную ответственность по обязательствам общества в пределах стоимости неоплаченной части доли каждого из участников.»

Причём, оба эти абзаца были внесены одновременно и в ГК РФ, и в 14-ФЗ одним и тем же «старым» 312-ФЗ от 30.12.2008, но почему-то пошли разными путями.

О корректности определений

Нас учили, что дав определение чего-либо, надо доказать корректность этого определения. Во-первых, что это существует и, во-вторых, что оно единственно. Если мы сможем всё это доказать, то тогда наше определение корректно и можно будет приступать к изучению свойств того, что мы таким образом определили.

Доказать отсутствие чего-либо возможно, но иногда трудно. Проще доказать наличие чего-либо. Для этого достаточно просто привести пример, показать это.

Я выбрал простой путь. Я не буду показывать, и доказывать корректность чего-либо, например, закона или устава. Я на простых примерах буду демонстрировать её отсутствие.

Пример внешнего противоречия

Статья 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (14-ФЗ):

«Участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет».

Абзац 4 пункта 1 статьи 67 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ):

«Участник … общества … вправе … требовать исключения другого участника из … общества … в судебном порядке с выплатой ему действительной стоимости его доли участия, если такой участник своими действиями (бездействием) причинил существенный вред … обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами … общества».

Читайте так же:  Аудит кадрового учета

Логические противоречия

Противоречие первое

Оно возникло в 2008 году, когда «старым» 312-ФЗ от 30.12.2008 в 14-ФЗ вводилось понятие «Список участников».

Пункт 2 статьи 31.1 14-ФЗ (Ведение списка участников общества):

«Лицо, …, обеспечивает соответствие сведений об участниках общества и о принадлежащих им долях или частях долей в уставном капитале общества, о долях или частях долей, принадлежащих обществу, сведениям, содержащимся в едином государственном реестре юридических лиц, и нотариально удостоверенным сделкам по переходу долей в уставном капитале общества, о которых стало известно обществу.»

Всего один абзац, а сколько сразу в нём логических противоречий!

1. Участнику не может принадлежать часть доли. Участнику всегда принадлежит доля, и только доля. Всегда целая, и всегда только одна.
2. В ЕГРЮЛ не содержатся сведения о части доли, принадлежащей участнику, т.к. во-первых, этого не может быть никогда (см. 1) и, во-вторых, это не предусмотрено 129-ФЗ и ныне действующими формами 2013.
3. Правильно указано, что обществу могут принадлежать несколько долей, а также и части доли, но в ЕГРЮЛ эти сведения не содержатся.
Части долей, которые могут принадлежать обществу, не предусмотрены 129-ФЗ, и действующей ныне (2013) формой Р14001. Указанная форма также не предусматривает внесение в ЕГРЮЛ сведений о нескольких долях, принадлежащих обществу.
4. Если у участника не может быть части доли (см. 1), а только одна и целая, то по нотариально удостоверенной сделке часть доли участника перейти как раз может. Однако, в указанном пункте упоминается лишь о переходах только долей. Про части долей, видимо, забыли.

Противоречие второе

Оно также возникло в 2008 году, когда «старым» 312-ФЗ от 30.12.2008 в 14-ФЗ вводилось понятие «Список участников».

Пункт 3 статьи 31.1 14-ФЗ (Ведение списка участников общества):

«Каждый участник общества обязан информировать своевременно общество об изменении сведений о своем имени или наименовании, месте жительства или месте нахождения, а также сведений о принадлежащих ему долях в уставном капитале общества. В случае непредставления участником общества информации об изменении сведений о себе общество не несет ответственность за причиненные в связи с этим убытки.»

Понятия «место жительства» и «место нахождения» только с виду кажутся семантически схожими.

Место жительства человека (ФЛ) это место, где он постоянно или преимущественно проживает. Оно имеет конкретный адрес, по которому этого ФЛ можно найти и/или доставить ему корреспонденцию. Причём эти сведения относятся к его ПДн и не публикуются в открытых источниках.

Место нахождения организации (ЮЛ) определяется местом её государственной регистрации путём указания населённого пункта. Сложно доставить корреспонденцию «на деревню, дедушке». Для этого служит адрес этого ЮЛ (в пределах его места нахождения), который, в отличие от адреса (места жительства) ФЛ, всегда указывается в открытых источниках — в ЕГРЮЛ.

Противоречие третье

Оно возникло в 2015 году, когда 209-ФЗ от 29.06.2015 вносил в законодательные акты изменения в связи с типовыми уставами.

Ранее, до 209-ФЗ, абзац 1 пункта 2 статьи 11 14-ФЗ выглядел так:

«В решении об учреждении общества должны быть отражены результаты голосования учредителей общества и принятые ими решения по вопросам учреждения общества, утверждения устава общества, избрания или назначения органов управления общества, …»

Принимая решение об утверждении устава общества, который содержит, в том числе, и сведения о наименовании, месте нахождения и размере уставного капитала общества, учредители общества, естественно, тем самым определяли и их. Причём определяли единогласно.

209-ФЗ добавил в этот пункт возможность сразу при учреждении общества принять решение, о том, что оно будет действовать на основании типового устава, которого, правда, до сих пор так ещё и нет. (Его ещё нет, а проблемы из-за него уже есть.)

А поскольку типовой устав не содержит сведения о наименовании, месте нахождения и размере уставного капитала общества, 209-ФЗ предусмотрел, что решения об определении этих сведений будут принимать учредители. Правда, при этом, не указал, каким количеством голосов они могут это сделать.

Абзац 1 пункта 2 статьи 11 14-ФЗ после 209-ФЗ стал таким:

«В решении об учреждении общества должны быть отражены результаты голосования учредителей общества и принятые ими решения по вопросам об учреждении общества, об определении фирменного наименования общества, места нахождения общества, размера уставного капитала общества, об утверждении устава общества либо о том, что общество действует на основании типового устава, … об избрании или о назначении органов управления общества, …»

209-ФЗ также изменил и подпункт 2) пункта 2 статьи 33 14-ФЗ, но сделал это, на мой взгляд, чуть более удачно. Сравните сами.

Было:

«изменение устава общества, в том числе изменение размера уставного капитала общества»

Стало:

«утверждение устава общества, внесение в него изменений или утверждение устава общества в новой редакции, принятие решения о том, что общество в дальнейшем действует на основании типового устава, либо о том, что общество в дальнейшем не будет действовать на основании типового устава, изменение размера уставного капитала общества, наименования общества, места нахождения общества»

Воля сторон при противоречии уставе ооо

Какими бывают уставы акционерных обществ и почему их виды могут вызвать путаницу, рассказывают эксперты «Право.ru». Они поясняют, чем ограничена свобода при составлении учредительного документа и как правильно вносить изменения в него. Кроме этого, юристы предупреждают о последствиях противоречий положений устава законодательству.

Учитывая положения ст. 52 ГК («Учредительные документы юриических лиц») и ст. 11 ФЗ «Об АО» («Устав общества»), устав акционерного общества является единственным учредительным документом АО. То есть, к этому документу предъявляются самые высокие требования, потому что от полноты его содержания зависит вся дальнейшая деятельность предприятия.

Как правило, чем больше компания, тем выше потребность в нетиповом уставе, отмечает Антон Самохвалов, партнер адвокатского бюро КИАП: «Акционеры заключают между собой акционерные соглашения и в развитие последних принимают такую редакцию устава, которая соответствует их договоренностям».

Здесь стоит отметить, что с разделением уставов на типовые и нетиповые возникла определенная путаница. Современный институт типовых уставов введен только в 2014 году новой редакцией п. 2 ст. 52 ГК, говорит Мерген Дораев, партнер АБ «ЕМПП» . На настоящий момент такой учредительный документ утвержден Минэкономразвития только для ООО.

Но в приватизационном законодательстве 90-х годов был свой типовой устав для АО, которые создавались в процессе перехода из государственной в частную собственность. Его утвердили Указом Президента РФ от 1 июля 1992 года № 721. По словам Антона Соничева, адвоката, руководителя налоговой практики ЮК «Деловой фарватер», в дальнейшем законодатель просто установил обязательные требования, которые должен содержать учредительный документ: «Так что у нас, образно говоря, все уставы нетиповые»

Самохвалов выделил характерную черту нетипового устава — детально прописанные корпоративные процедуры, а именно:

1) Порядок принятия решений органами общества

2) Система предоставления информации акционерам

3) Механизм распоряжения акциями компании.

Дораев объясняет, что такое стремление подробно регламентировать все отношения внутри компании возрастает с ее развитием, когда появляется возможность привлекать квалифицированных юристов для подготовки корпоративной документации. По словам юриста, небольшие стартапы и так называемые «фирмы-однодневки» чаще всего используют «штампованные» уставы. Их предлагают многочисленные компании, которые оказывают услуги по регистрации юридических лиц.

Читайте так же:  Уведомление о реорганизации в форме выделения образец

Важно отметить и еще одну особенность. По сравнению с публичными акционерными обществами, непубличным дается большая свобода действий, для них законодатель устанавливает меньше императивных требований, от которых можно отступать при подготовке устава.

Управляющий партнер АБ «Глазунов и партнеры», Алексей Глазунов отмечает, что предпринимателям при разработке уставов дается довольно большое пространство для маневра – например, количество привилегированных акций (прим. ред. — в рамках 25% от уставного капитала), их стоимость и типы, порядок определения дивидендов по ним могут быть указаны в учредительном документе свободно (прим. ред. — с учетом требований закона): «Кроме того, положение о размере дивидендов по привилегированным акциям, установленное в уставе, может изменяться — это действующая практика».

Подтверждая мнение коллеги, конкретный пример приводит председатель совета директоров правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры», Эдуард Олевинский : «В случае с «Транснефтью» устав допускает установление дивидендов по привилегированным акциям в меньшем размере, чем по обыкновенным ценным бумагам, и это не противоречит закону».

При рассмотрении вопроса о разновидностях уставов, не стоит забывать о том, что упомянутая экспертом «Транснефть» и другие компании нефтяной отрасли (прим. ред. — «ЛУКойл», ЮКОС, «Роснефть», «Сургутнефтегаз» и «Транснефтепродукт») имели свою специфику создания. Их учредителями являлся Совет Министров — Правительство РФ, а уставный капитал таких производств и вовсе складывался из ценных бумаг дочерних АО, которые передавало государство. Кроме того, учредительные документы этих предприятий разрабатывались целой группой государственных структур: начиная от Госкоимущества, заканчивая Минтопэнерго. Таким образом, в 90-е годы для каждой компании нефтяного сектора в России сформировали по специальному уставу.

Учреждался такой документ отдельным правительственным актом. Например, устав «Транснефти» утвердили постановлением Совета Министров — Правительства РФ от 14 августа 1993 года № 810 «Об учреждении акционерной компании по транспорту нефти «Транснефть».

Свобода в формировании чего-либо всегда порождает и споры. Дораев говорит, что чаще всего судебные разбирательства связаны с положениями устава, которые позволяют перераспределить контроль между участниками общества. В частности, речь идет о размере уставного капитала, компетенции органов управления и порядке избрания в них. Кроме того, распространены дела о допуске миноритариев к информации о деятельности общества, отмечает Олевинский .

К потенциальным спорам могут привести и недальновидные изменения в устав АО, поэтому надо знать, что можно менять в учредительном документе, а что нельзя. По общему правилу внесение изменений в устав АО – это компетенция общего собрания акционеров, поясняет Соничев . Но, например, поправки в учредительный документ из-за увеличения или уменьшения уставного капитала можно вносить по решению совета директоров, добавляет юрист.

Партнер АБ «Линия права» Олег Бычков , рассказывает о последствиях некоторых изменений: «В ряде случаев изменение устава приводит к необходимости выкупить у акционеров их ценные бумаги. Речь идет о тех участниках, которые не поддержали поправки или вовсе не голосовали, а они отразились на них негативным образом». Менять можно всё, что императивно не установлено законом и в отношении чего предусмотрена возможность поправок, говорит эксперт.

Для непубличных АО диспозитивных положений немало, однако для одобрения таких изменений зачастую требуется единогласное решение акционеров всех классов акций. С 1 января 2017 года таких положений будет еще больше за счет изменения порядка одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

Нет каких-то особых последствий и для законных изменений специальных учредительных документов таких компаний как «ЛУКойл», ЮКОС, «Роснефть», «Сургутнефтегаз», «Транснефть» и «Транснефтепродукт». Если увеличивается их уставной капитал и выпускается определенное количество дополнительных ценных бумаг, то положения Типового устава из Указа Президента РФ от 1 июля 1992 года № 721 все равно не станут распространяться на указанные организации. Вообще же, как показывает практика, большинство крупных компаний, появившихся в 1990-е годы, за прошедшие 20 с лишним лет внесли множество поправок в свои учредительные документы. Не стали исключением и предприятия нефтного сектора. Их специальные уставы сегодня уже значительно отличаются от первоначальных вариантов и имеют не так уж много общих положений с ними.

Немаловажный вопрос, могут ли некоторые положения устава противоречить законодательству и какие последствия будут в случае такой ситуации. Олевинский рассказывает, что такие случаи возможны, если после создания компании произошли изменения в законодательстве. Самохвалов объясняет, что в случае противоречия устава законодательству приоритет отдается последнему: «В то же время, не следует путать «противоречие законодательству» с «отличием положений устава от типовых норм». Дело в том, что закон в ряде случаев предоставляет возможность формулировать положения устава собственным образом. Например, в п. 5 ст. 2 ФЗ «Об АО» указано, что «общество создается без ограничения срока, если иное не установлено его уставом». То есть, обычно акционерное общество создается бессрочно, но уставом такая норма может быть изменена, и в этом случае будет действовать учредительный документ».

Дораев напоминает, что ст. 11 ФЗ «Об АО» прямо предусматривает, что устав может содержать только положения, не противоречащие законодательству: «К примеру, если правила выплаты дивидендов в АО не соответствуют положениям закона, то такие пункты устава просто не подлежат применению. В этом случае решение общего собрания акционеров о выплате дивидендов можно признать недействительным в судебном порядке».

Одно из условий удовлетворения подобного иска — наличие достаточного количества ценных бумаг у акционера, поэтому юрист советует миноритариям — владельцам привилегированных акций, в таких случаях подавать иск о возмещении убытков в форме упущенной выгоды. Другой вариант — признать в судебном порядке привилегированные акции голосующими.

Важно упомянуть и о том, что устав акционерного общества имеет приоритет над решением о выпуске ценных бумаг. Сторонники противоположной позиции чаще всего опираются на п. 3 ст. 17 ФЗ «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 года. В нем указано, что эмитент не может изменить объем прав по ценным бумагам, которые установлены изначальным решением об их выпуске. Однако права акционеров по ценным бумагам определяются уставом, а именно п. 3 ст. 11 ФЗ «Об АО». Следовательно, все изменения по ним происходят путем внесения поправок в учредительный документ, что законом не запрещено.

Возвращаясь к наиболее распространенным спорам, Соничев предупреждает, что нельзя в учредительном документе указать, что все сделки общества заключаются без согласования, так как это прямо противоречит закону. Последний будет в таком случае определяющим. Олевинский тут же напоминает, что в уставе общества можно наоборот прописать порядок одобрения аналогичный крупным сделкам для других соглашений. Это будет вполне законно.

Видео (кликните для воспроизведения).

Бычков поясняет, если суд установит, что в уставе общества содержатся положения, противоречащие закону, то они не будут применяться при разрешении спора. По словам эксперта, суд может признать недействительным положение устава, которое противоречит Закону «Об АО»: «Однако, ни нормы последнего, ни нормы ГК не предусматривают возможность оспорить и признать недействительным весь учредительный документ».

Источники

Воля сторон при противоречии уставе ооо
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here